Компромат.Ru ® Форум

Читают с 1999 года

Весь сор в одной избе

Библиотека компромата

Эпидемия помешательства

Автор: НэТ, опубликовано: 20.02.2007 в 14:02

Эпидемия помешательства
«Чем это Пушкин «великий» и что в нем русского? Помешанного, сексуального маньяка, паразита, вора, алкаша, неуча, негодяя, труса, лжеца и т.д. кто-то считает «великим русским поэтом»!?»
Это вопросы из одной дискуссии по поводу Пушкина и его прославления ((Иркутская газета «Пятница» от 30 июня 2006 года))
«Да как вы посмели вообще публиковать такие вопросы» – кучка экстремистов- фанатов Пушкина кинулась демонстрировать волчьи инстинкты и закидывать журналистов своими «регальками» (там в списке профессора, доктора, кандидаты и прочие «члены», ссылки на «академиков»). («Пятница» 13.07.2006)
Не стыдно, господа хорошие? Поскромней надо быть.
Так как последнее письмо осталось без ответа, попробуем разобраться. Сначала с письмом фанатов.
Цитата: — «"... и не оспоривай глупца". Открытое письмо журналистам газеты «Пятница».»
Если автор первого письма – глупец, что спорить-то стали? Причем, с применением гнусных методов.
Цитата: — «Неужели в поисках дешёвой сенсации вы пренебрегли тем, что называется «честью и достоинством нации»?»
Всего только нации? Давайте уж сразу за все человечество «обидимся». «Защитники нации» не хотят уточнить, какую нацию они имеют ввиду?
Каждый человек внутренне причисляет себя к какой-то национальности (в широком смысле к нации) и о других судит по себе. Яростно отреагировав на перечень мерзостей Пушкина (реальный или мнимый), авторы дали понять, что узнали в этом списке себя. Притянув же «честь и достоинство нации» сообщили, что теми же отрицательными качествами обладает вся их нация или национальность. Вот за это действительно следует, вероятно, и в суд подать, и примерно наказать.
Далее начинаются козыряния «авторитетами». Причем, в качестве «аргументов» авторы используют эмоциональные вопли «авторитетов» — фанатичных поклонников Пушкина или голословные утверждения малоизвестных личностей. Причем, проводится одиозная сортировка цитат: обнародуются только похвально-восторженные высказывания, и скрываются (или игнорируются) оценочные или ругательные мнения тех же авторов, не говоря уже о критиках Пушкина (скажем, есть цитата Гоголя, полностью опровергающая его же утверждение, что Пушкин русский – будет приведена ниже).
Если для журналистов (нацеленных на эффектность) такая позиция возможна, то подобная установка для профессоров, докторов и кандидатов наук ставит под большое сомнение их научную состоятельность.
«Они одарёны удивительною способностью породить из себя нелепую идею и увидеть ее подтверждение в наиболее противоречащих ей фактах действительности. Чем нелепее запавшая им в голову идея, тем сильнее пьянеют они от нее..." (Белинский, ПСС, 1956, IX, 81)». Это мнение Белинского о славянофилах (и в значительной степени о Гоголе), но она абсолютно точно описывает нынешних пушкиноидов.
Впрочем, общеизвестно, гуманитариев часто не интересуют факты и поиск истины, решаются вопросы интересов и ККС (кто кого съест).
Перечислив собутыльников Пушкина (у которых мораль не намного лучше «великого русского поэта»), как «авторитетов», авторы письма «забыли» ссылки на серьезных и общеизвестных авторов, (даже зараженных пушкинизмом и порою не замечающих собственного славословия).
Можно сообщить «знатокам» таких. Допустим, А.И. Кирпичников «Пушкин» ("Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона" (1890 -1907). Или множество статей А.Ф. Кони, типа «Странички из жизни Пушкина», «Нравственный облик Пушкина», и т.д.
А вот кто такой «академик Тарле», на которого, как высший авторитет ссылаются авторы? Может современник Пушкина, или хотя бы воспитатель-француз? Что за неизвестная «знаменитость»? Увы! Оказывается, этот «академик» – большевистский прихвостень, помогавший им свергать власть в России в начале 20 века, истреблять народ и гнусно извращать историю России. (со «стойкой репутацией “попутчика” большевиков и “легального марксиста”. В.Сироткин «Академик Тарле –«учитель» «шестидесятников»)
Понятно, после переворота ставший «академиком».
Хотелось бы сообщить некоторым, что слово «академик» означает «бессмертный», и его давали только тем ученым, чей вклад в развитие человечества действительно бессмертен и вечен. В России до большевистского переворота было всего 12 академиков. И Тарле там близко «не пахло». Зато после переворота «академиков» развелось как собак не резанных, и вся остальная грязь записалась в «ученые».
То, что Пушкин стал «великим» после этого переворота, они также голословно опровергают надеясь на неосведомленность читателей и «вес» собственных «побрякушек» и званий.
Вождь большевиков Ленин был знатным графоманом, и в полемике борьбы за «интернациональную культуру» против «буржуазной национальной» применял методы пролетарской диктатуры, т.е. террора. Сначала словесного, а затем физического. Иначе говоря, за слова «честь и достоинство нации» авторы письма были бы в лучшем случае просто расстреляны. Увы, они этого не понимают.
В своей полемике с оппонентами Ленин разделил всю культуру на две части: — «Есть две национальные культуры в каждой национальной культуре. Есть великорусская культура Пуришкевичей, Гучковых и Струве, — но есть также великорусская культура, характеризуемая именами Чернышевского и Плеханова». (Ленин В.И. ПСС, Т. 24, С. 129).
Перечислив и характеризовав в своих работах почти всех видных представителей культуры Ленин забыл «великого и русского». Это как?
Если бы в период ленинской активности Пушкин представлял бы хоть какую-либо величину, Ленин непременул бы его «отметить» — похвалить или пнуть. Увы, для Ленина «великого и русского поэта» просто не существует. Для большинства народа того времени (и Ленина) Пушкин неизвестен или настолько ничтожен, что даже не стоит упоминания.
Пушкин был известен только узким специалистам, молящимся на него маргиналам от культуры, и людям, спорящими с этими маргиналами.
Если Пушкин никому неизвестен в конце 19- начале 20 века, как же он стал «великим и русским»?
Это результат уничтожения большевизмом российской культуры. Для понимания приведем еще несколько цитат Ленина с комментариями.
«Обосновывая свое, классовое понимание «национальной гордости», Ленин выделял ОДНУ-ЕДИНСТВЕННУЮ ЛИНИЮ (выделено Кондаковым) в развитии русской культуры, линию революционную, демократическую, социалистическую.» … (Кондаков «Раздвоение единого»)
«...мы из каждой национальной культуры берем только ее демократические и ее социалистические элементы, берем их только и безусловно в противовес буржуазной культуре...» (Ленин В.И. ПСС, Т. 24, С. 121).
«В том-то и дело, что борьба с господствующей культурой, представляющей собой, согласно Ленину, «очень широкое и очень глубокое идейное течение, корни которого весьма прочно связаны с интересами господ помещиков и капиталистов великодержавных наций», содержащей «пропаганду выгодных этим классам идей...» (Ленин В.И. ПСС, Т. 26, С. 106) — это борьба, направленная на ее свержение, уничтожение, отрицание; именно «беспощадная», «непримиримая» борьба.» (Кондаков «Раздвоение единого»).
«Граница между «двумя культурами», непримиримыми и взаимоисключающими, оказывается «на замке»; ее должен охранять часовой, стоящий «на посту» (это может быть и литературный критик, и цензор, и редактор, и просто партиец, руководящий осуществлением культурной политики), бдительный и бескомпромиссный «человек с ружьем» (И В Кондаков, «Старое» и «новое» мышление в советской литературной критике — «Известия АН СССР. Серия литературы и языка», т. 46,1987,5, с. 412 и далее..)»
Короче, большевизм разделил культуру на две существенно неравных части, уничтожив (или забыв) большую. Меньшую часть (точнее щелку в культуре) обозвали «культурой», откуда как тараканы из щелки выскакивают представители большевизма, чтобы нагадить и «оставить следы» в книгах, журналах и газетах.
Печально, что нынешние маститые столпы культуры, науки и журналистики не читают иных работ, в том числе научных и академических, они больше пишут «возмущенные» кляузы. Но вот незнание ими работ Ленина поражает, причем, по их специальности. Вообще-то, в советское время, каждый претендент на научную деятельность сдавал кандидатский минимум по марксистско-ленинской философии. Каким образом авторы письма его сдали? Не пора ли предложить им подтвердить квалификацию или заново пересдать кандидатский минимум по марксистско-ленинской философии, только по настоящему?
Итак, в начале 20 века про Пушкина почти никто не знал, а сегодня он «великий и русский». Что случилось?
После уничтожения большевизмом существенной части культуры (вместе с народом), образовался интеллектуально-информационный вакуум. Чем заполнять? Ленин более чем на 70 лет стал идолом, идолом и догмой стали и все его произведения и цитаты. (Еще не рецензированное издание ПСС Ленина за 1926 год переполнено «великим русским языком» Пушкина, т.е. матюгами). Идол Ленин кого хвалит? Чернышевского и Плеханова (см. выше) и всю «линию» люмпен-революционеров. Но Чернышевский больше «критик». Кого этот «критик» с «линией» восхищенно хвалят? Пушкина, Гоголя и иных представителей их компании. О! А тут непомерное поле извращений российской культуры: стишки, поэмы, «повести», сказки, и другой треп большевистского толка.
К примеру, откуда Ленин взял идею деления культуры на две части, даже не слыша об авторе? Понятно, у Маркса и «линии» принесшую этот бред: — противопоставление «аристократии породы и чинов» с «аристократией умов и дарований» из работы Вяземского с подачи Пушкина («Жизнеописание Фон-Визина». Литературная газета, 1830, № 2).
То, что Русское море, упомянутое в той же работе, ныне обозвано «Черным» нынешние «аристократы ума и дарований» вероятно также «забыли»?
Сами авторы «возмущенного» письма с кого начинают цитаты? С Пушкина, затем с Гоголя. Может «знатоки» процитируют тех, кого отверг товарищ Ленин? Увы, нет. Классический большевизм и идолопоклонство.
Стратегия банальная. Чуть критические высказывания других пушкиноидов «опускаются», цитируются только положительные. Высказывания нейтральных к Пушкину современников и потомков забыты (Николай 1, Белинский, Добролюбов, и др.), а мнение противников вообще никому неизвестно. Стоит кому засомневаться в большевистской версии «культуры» — окрик «бугров от культуры» насчет «нелепых и грязных измышлений». Прям по пушкиноиду Киреевскому: «не должно сметь, свое суждение иметь» («Европеец», 1832, № 1, стр. 114).
Такое тщательное просеивание по указке большевизма называется русской культурой? Или грязной трещиной большевизма в русской культуре?
Еще цитата: «Посмеёмся над утверждением, что поэт — «алкаш», что подтверждается якобы его строчкой: «Эй, старушка, где же кружка?» (так у автора письма!). Задержимся на ещё одном заявлении: Пушкин — трус. Неужели? Но как же тогда 15 дуэлей, на которых он дрался?»
Хорошо, посмеемся, и процитируем оригиналы, известные всем, но неизвестные авторам цитаты.
Кирпичников (политкорректно): «В своих довольно многочисленных стихотворениях 1815 г. ... представляет себя … питомцем нег и лени, поэтом сладострастия, и воспевает пирушки. … Поэт (на службе Инзова) пользовался почти полной свободой, употребляя ее иногда не лучше, чем в Петербурге: он посещал самое разнообразное общество как туземное, так и русское, охотно в много танцевал, ухаживал за дамами и девицами, столь же охотно участвовал в дружественных пирушках и сильно играл в карты; из-за карт и женщин у него было несколько «историй» и дуэлей».
Еще определеннее пишут сторонние наблюдатели (Корф): — (Пушкин был) «в близком знакомстве со всеми трактирщиками, непотребными дамами и прелестницами … представлял тип самого грязного разврата; … частые гнусные болезни, приводящие его … на край могилы; … любил приносить жертвы Бахусу и Венере»;
и сам Пушкин: «я пью как Лот Содомский, … — я был президентом попойки; все перепились и потом поехали по…» (Н.Добрюха. «113-я любовь. Пушкина не повесили, потому, что успели застрелить.» Версия №20(44) от 1-7.06.1999, с.23-24). (Письмо Пушкина Вигелю, 1823)
Интересно, как пьют и ведут себя защитники Пушкина, заявившие вслед за Достоевским: — «это наше все» (кто же спорит – все ваше), если поведение Пушкина считается трезвостью и высокоморальностью?
Теперь дуэли, целых 15 штук (как пишут «знатоки»). Вообще, историки насчитывают 21, а Е.Карамзина писала: — «Пушкин каждый день имеет дуэли» (С.Макеев, Совершенно секретно, №2, 2005). Только «акулы пера» и «члены союза писателей» ничего не читают, они все пишут.
Такая куча, тем более «ежедневных дуэлей» и ни одного ранения, ни одной смерти: ни у Пушкина, ни у соперников? Показуха. Объяснить можно только явной трусостью или ложью. А что за истории «из-за карт»? Надо полагать, Пушкин был еще и шулер знатный?
Посмотрим последнюю по счету, но первую реальную дуэль, с Дантесом (за бывшую честь невесты Дантеса). Может «мэтры» нам расскажут, как она проходила? Нет, они не в курсе, только хихихать способны.
Первым выстрелил Дантес и ранил Пушкина, который упал и подозвал Дантеса. Когда тот близко подошел, Пушкин выстрелил в него и закричал: браво! когда увидал, что противник его упал. Может для пушкиноидов это доблесть и храбрость, но для русских – подлость.
Еще кусок цитаты лживой зашоренности: — «Его разговор с Николаем I хрестоматиен. После возвращения из ссылки в столицу поэт не отрёкся от своих казнённых товарищей, напротив — заявил императору, что будь он 14 декабря в Петербурге — обязательно оказался бы на Сенатской площади. И это — трус?»
Подлый трус и лжец. Почему не был-то на площади? Пушкиноиды для начала могут съездить в Михаловское и посмотреть на статую зайца. Про пушкинскую ложь «знатоков» тоже надо натыкать носом в первоисточник? Сами не знают или лицемерят по примеру идола?
Про зайца надо читателю пояснить. Пушкин, находившийся в декабре 1825 года в ссылке в родовом имении Михайловское, узнал о готовящемся восстании декабристов и выехал в Петербург, чтобы принять в нем участие (по другой версии – удрать из России). По его воспоминаниям, неожиданно дорогу перед санями перебежал заяц и Пушкин, напуганный дурной приметой («герой»!), повернул назад. Не будь зайца, нашел бы другое обоснование своей трусости. Царю (который, вопреки легенде, покровительствовал Пушкину) наврал, как всегда. Пример безусловной лжи и трусости.
Зато последователи Пушкина повторили его «подвиг» – также трусливо сбежали. Пушкин — от восстания декабристов, последователи — от ответа, что же такого великого сделал Пушкин?
Или другой пример лжи. «В июле 1826 г. П. послал через губернатора письмо государю, с выражением раскаяния и твердого намерения не противоречить своими мнениями общепринятому порядку». Может Пушкин выполнил обещание? Ничуть не бывало. Пожалуй, и нет обещаний, включая семейные, которых бы этот патологический лжец не нарушил.
Кстати, миф, что Пушкин «геройски» ответил царю также надо развенчать. Их отношения к декабристам были совсем другие. Конечно, декабристы что-то использовали, в частности стих «Кинжал» (у кого Пушкин украл?) для клятвы цареубийства. Но, сначала процитируем отзывы Пушкина о царе.
В письме к жене в апреле 1834 года, Пушкин перечисляя царей, о Николае 1 пишет: «от добра добра не ищут». (Пушкин, ПСС, т. 15, 1948, с. 129-130.)
Еще раньше, в 1826 году, приехал вдруг ночью к Пушкину жандармский офицер, велел сейчас в дорогу собираться, а зачем — неизвестно. Арина Родионовна плачет (по всей стране сыск, аресты, недавние казни декабристов, и т.д.), а Пушкин (по рассказу кучера Петра) с олимпийским спокойствием утешает: «Не плачь, мама, сыты будем; царь хоть куды ни пошлет, а все хлеба даст» («Pусская старина», 1899, № 5, с. 273-274.). Очень странно, не правда ли?
Как проходила встреча Пушкина с царем? Разговаривали они долго, больше часа (Дельвиг) или двух (Локателли). В основном обсуждали декабристов и восстание. К примеру.
- Николай 1: «Можно ли любить такого негодяя, как Кюхельбекер?»
- Пушкин: «Мы, знавшие его, считали всегда за сумасшедшего …» (Лорер Н. И. Записки декабриста, с. 205.)
Далее: «Подавая руку Пушкину, его величество сказал: »Я был бы в отчаянии, встретив среди сообщников Пестеля и Рылеева того человека, которому я симпатизировал и кого теперь уважаю всей душою. (Лакруа П. История жизни и правления Николая I, т. 2, . 399, перев. с фр.; — Военный сборник, 1868, № 3, с. 84.)
В конце встречи Николай говорит «Господа, это Пушкин мой!» (Вацуро. Пушкин в воспоминаниях, т. 2, с. 56.)
Т.е., когда появилась несомненная улика — показания арестованных заговорщиков о революционизирующем значении его стихов, когда ближайшие его друзья идут на каторгу, а знакомые — погибают на эшафоте, его освобождают и обещают покровительство. (Вацуро В. Э. Пушкин в воспоминаниях, т. 1, с. 16-17.)
Об отношении Пушкина с декабристами пишет и другой нейтральный свидетель – чиновник 3 отделения Попов: «(Пушкин) совершенно чужд преступлений декабристов» ("Pусская старина", 1874, № 8, с. 690-691.)
Так что, скорее следует рассмотреть иной вариант личности Пушкина – не друга, а шпиона на службе и провокатора среди декабристов.
«Филология» означает «любовь к логике». Давайте проверим наличие логики у авторов письма, для чего приведем еще две их цитаты.
Первая: «Царь распорядился увезти прах Пушкина тайно, под покровом ночи. Тургенев имел особую подорожную: только с ней тело можно было вести на перекладных.»
Вторая: «"На похоронах Пушкина … был весь город", — пометил в записной книжке поэт Пётр Вяземский». Так тайно от всех похоронили Пушкина или был весь город? Одно другое исключает.
Если кто-то и приходил к Пушкину, так в среде народа всегда найдутся дегенераты, по русскому фольклору (неизвестному «мастодонтам культуры»): «маньяк маньяка видит издалека». Но, судя по действиям Бенкендорфа, народ действительно приходил, только не с благоговением перед «великим», а чтобы плюнуть (для предотвращения этого деяния он послал часовых).
Декабристы также, к которым примазывался Пушкин, как «друг» (беседа с царем, «Послание в Сибирь»), послали «великого и русского» подальше … от себя, и никого не волновала смерть мерзавца и извращенца русской культуры.
Вспомним, как умирал Пушкин по сообщению врача И. Даля – по затихал, то приходил в себя. Вообще-то реаниматорам известно, что люди с чистой совестью умирают спокойно, а негодяи долго агонизируют. Если бы люди после его смерти приходили с благоговением, никакой охраны не надо было бы. Увы, при выносе ящика с гробом (чтобы его везти на погребение) охрану усилили до 15 жандармов.
«Знатоки» цитировали «про весь город на похоронах».
Как же на деле Пушкина похоронили? Выкопали неглубокую ямку (считается, из-за морозов), положили ящик с гробом и фактически только присыпали снегом – кинули как бомжа. Его лучший друг А.И.Тургенев, бывший на похоронах, так и не вернулся «со всем Петербургом» привести в порядок могилку, он сразу забыл о ней. Только весной соседский сторож по доброте души зарыл ящик (чтобы не вонял и не привлекал всех собак – по заслугам и «честь»). Причем, никто из родных (Пушкина) на могиле так и не был (кого волнует такая сволочь?), жена приезжала только раз через два года. (Н.Добрюха. «113-я любовь. Пушкина не повесили, потому, что успели застрелить.» Версия №20(44) от 1-7.06.1999, с.23-24)
Может быть маститые ученые и деятели русской культуры сообщат в газете имена настоящих великих русских поэтов? Тех, которых им запретили изучать и упоминать большевики? А они их знают? Нет, разумеется. Большевистские приказы исполняются неукоснительно.
Может быть после специального симпозиума (переводится «пьянка») сообщат имя отца российского театра? Нет, не того, которого большевики приказали «деятелям культуры» муссировать. А настоящего, запрещенного большевизмом, того, кто ставил сотни движущихся спектаклей. Где? На Красной площади.
Еще цитата: «Первый биограф поэта Пётр Бартенев свидетельствует, как тщательно, скрупулёзно молодой Пушкин работал над словом. Таких свидетельств — множество. И это неуч?»
Неуч, неуч! Вместе с его нынешними проповедниками. Во-первых, Бартенев не может быть принят за достаточно объективный источник, ввиду тенденциозности подборки материала. Во-вторых, «любители логики» могли бы у Бартенева заметить замечание о двойственности Пушкина (ныне говоря, шизофрении). В третьих, мы вновь наблюдаем обалденную хромоногость логики крутоостепенённых «любителей логики»: образование и работа над словом – разные вещи.
Как Пушкин «работал над словом» говорят другие пушкиноиды, но не так фанатично-помешанные на своем идоле, но вначале об образовании.
Кирпичников: — «В раннем детстве Александр П. не только не представлял ничего выдающегося, но своей неповоротливостью и молчаливостью приводил в отчаяние мать свою»; «П. вначале учился плохо (особенно трудно давалась ему арифметика)», в Лицее — Куницын, профессор логики и нравственных наук, пишет о нем: «Он (П.) способен только к таким предметам, которые требуют малого напряжения, а потому успехи его очень не велики, особенно по части логики».
Больше Пушкин не учился, а ёрничал по поводу мировой литературы и культуры. Впрочем, достаточно упоминания у того же Бартенева о «юродстве поэта».
«Трудолюбивейшая работа над словом» Пушкина? Кого цитировать – посторонних, дружков, самого Пушкина в опровержение?
Пушкин: — «во Пскове вместо того, чтобы писать седьмую главу Онегина, я проигрывал в штос четвертную» (письмо Вяземскому 9 ноября 1826).
Или лучше просто сравнить его «работу». Предположительно, гуманитарии слыхали про стихотворение Пушкина ««Памятник»?» Некоторые строчки помнят? А стихотворение Державина «Памятник» (с тем же названием) помнят? Нет?
Цитируем первые строки (Державина!!!): «Я памятник себе воздвиг…», «Так!— весь я не умру,…», «От тлена убежав,…», «Слух пройдет обо мне…», «Что первый я дерзнул…». Ничего не напоминает? Наверное, они думают, что Пушкин все свои «труды» сам сделал. Ха.
Тогда уж может всю великую русскую культуру начнем не с Пушкина, а с Ленина или Ельцина с Моисеевым?
Интересно, если крупнейшие ученые, культурологи, разные там члены продемонстрировали своим письмом полнейшее невежество, ведут пропаганду низости, подлости, лжи, порока, то чему они учат студентов в учебных заведениях и народ в печатных и прочих изданиях? Ответ риторический. Не поэтому ли филфаки и журфаки страны практически превратились в Лицей времен Пушкина, т.е. бордели?
(Прямо пишет Корф, но вот как (политкорректно) пишет Кирпичников: «иные, как например любимец лицеистов А. И. Галич, участвовали в пирушках своих аристократических учеников и мирволили им в классах и на экзаменах. Даже самая свобода или, точнее, безнадзорность приносила некоторый вред слишком юным «студентам», знакомя их с такими сторонами жизни, которые выгоднее узнавать позднее». – Напомним читателю, что Кирпичников и Кони являются поклонниками Пушкина и затем правили свои статьи в пик большевизма и по определению правду сообщали в весьма «обтекаемых» выражениях. Как бы правда выглядела без давления и угрозы репрессий? Даже в статье «Нравственный облик Пушкина» А.Кони с первых же строк уклоняется от темы нравственности (она не доказуема, как и «величие») и начинает убеждать в религиозности Пушкина, которую позже сам же опроверг в статье «Лермонтов».)
Разумеется, в Лицее учились и порядочные люди. Впрочем, распутству Пушкина не надо было учить — знаком с малолетства. В Лицее только довел до мастерства.
Карамзин писал Вяземскому (после отправки Пушкина в Екатеринослав): «Долго описывать подробности; но если П. и теперь не исправится, то будет чертом еще до отбытия своего в ад» ("Русск. Архив", 1897, No 7, стр. 493).»
Пушкин исправился? Нет. Значит, и есть адская тварь. Теперь посмотрим, какого же числа опубликовано поклонниками Пушкина «возмущенное» письмо — 13 ?! Совпадение? Или чертовщину, напавшую на Россию в начале 20 века еще не загнали обратно? Опять зашевелилась?
В общем-то, что взять с несчастных деятелей культуры, если даже пушкинисты изворачиваются наизнанку и извращают факты, пытаясь под большевистскую установку доказать, что черное — это белое. К примеру, Литвинова в статье «Семейственная неприкосновенность (К истории последней дуэли А.С.Пушкина), журнал «Заповедник», № 62, февраль 2005» сообщает (наперекор всем фактам) что «Пушкин не был ревнив», и по традиции «академиков» вешает «всех собак» на Наталью.
*
Рассмотрим основные вехи жизни Пушкина (может действительно найдем, что-то великое?), стараясь «великий русский язык» Пушкина, принесенный им в литературу, заменять многоточием.
Родословная Пушкина (Кирпичников):
«Федор Матвеевич (П.), уличен был в заговоре против государя и казнен» (криминал?);
«Прадед мой Александр Петрович ... умер весьма молод, в припадке сумасшествия зарезав свою жену, находившуюся в родах» (помешанный бандит);
«дед мой был человек пылкий и жестокий. Первая жена его, урожденная Воейкова, умерла на соломе, заключенная им в домашнюю тюрьму …, вторая жена его, урожденная Чичерина, ... была на сносях и чувствовала себя нездоровой, но (он велел ей одеться и ехать). Дорогой ... в карете разрешилась чуть ли не моим отцом» (а чьим? это как?);
(«родной дед поэта, Осип (он же и Януарий), женатый на дочери тамбовского воеводы Пушкина, Марье Алексеевне, женился, говорят, вторично, подделав свидетельство о смерти жены») (жестокость и подлость).
«отец поэта, Сергей Львович, ... всю жизнь он оказывался неспособным к практическому делу. Дома вспыльчивый и раздражительный… Его любимая поговорка: que la volonte du ciel soit faite (была) только фразой, которою он прикрывал свой эгоистический индифферентизм ко всему на свете»; (бездельник и пофигист)
«(Дед по матери) Ганнибал. Это была «мягкая, трусливая, но вспыльчивая абиссинская натура», наклонная «к невообразимой, необдуманной решимости» (Анненков, «П. в Александровскую эпоху», стр. 5). Сыновья его унаследовали его вспыльчивость; крепостных людей, возбудивших их гнев и ими наказанных, «выносили на простынях»» (беспредельная жестокость к слабым);
В русской культуре есть такая мудрость: «яблоко от яблони недалеко падает». Все эти гнуснейшие качества предков (помешательство, подлость, агрессивность, трусость, пофигизм, жестокость) унаследовал и Пушкин, о чем пишут все его дружки и он сам, но славословы Пушкина «слепые», что им приказано, то и долдонят. Вообще, в родословной Пушкина приличных людей большой недостаток. Ни способностей, ни воспитанию просто неоткуда взяться.
Относительно помешательства Пушкина цитируем.
Лучший дружок: — «Какая бестия! Надобно нам посадить его в желтый дом: не то этот бешеный сорванец нас всех заест, нас и отцов наших».(Вяземский пишет Жуковскому 25 апр. 1818 г.).
Лицеист Корф, учившийся с Пушкиным: — «Бешеный, с необузданными африканскими страстями» Пушкин не имел, по его словам, ничего любезного и привлекательного в своем обращении; в Лицее он предавался распутствам всякого рода, проводя дни и ночи в непрерывной цепи вакханалий и оргий. (Воспоминания М. А. Корфа (1800-1876) — в книге Я. Грота «Пушкин, его лицейские товарищи и наставники», СПб., 1887, стр. 253-283)
Сумасшедшие в прямой родословной Пушкина. Два расхваливателя Пушкина впоследствии также помешались – Достоевский (картежник с маниакально-депрессивным синдромом белых ночей) и ближайший ученик Пушкина Гоголь (все о себе сказал в «Записках сумасшедшего»).
То, что Пушкин лечился с диагнозом «маниакально-депрессивная психопатия» пишет его личный врач («по ссылке газеты «Версия» №15(39) за 20-26.04.1999 г. «Сумасшедшие всех времен и народов»). Все его поведение и «творчество» демонстрирует психическую ненормальность (Ц.Ломброзо «Гениальность и помешательство») и совершенно очевидно всем изучающим модный ныне психоанализ Фрейда (если бардак в голове, то бардак и в штанах, и наоборот).
Понятно, если сумасшедшие (Достоевский, Гоголь, и др.) восхваляют другого сумасшедшего (Пушкина). А то, что внешне нормальные деятели культуры расхваливают сумасшедших, как-то удивительно.
Всем очевидно помешательство Пушкина: друзьям, врачам, образованным людям, но апологетами Пушкина это опровергается. Интересно, каков будет результат обследования всех этих апологетов?
Кроме отсутствия способностей с детства, (см. выше), Пушкин не имел никакого воспитания в семье, полная разнузданность нравов (пъяные, распутные и картежные гувернанты и гувернантки) – «оборванная и пьяная дворня с баснословной неопрятностью», гувернант – картежник Шеделе, и т.д. (Кирпичников)
В «Братьях-разбойниках» прекрасно обрисовано происхождение преступления. Сначала сиротство и одиночество, отсутствие детских радостей, затем нужда, презренье окружающих, потом «зависти жестокое мученье», наконец, забвенье робости и «... совесть отогнали прочь!» (Кони. «Нравственный облик Пушкина»).
Идентично с биографией Пушкина. С себя Пушкин писал. Фонтанирующая безнравственность до преступности.
Ввиду ничтожной морали, воспитания и происхождения, преступные и развратные наклонности Пушкина проявились с ранней юности. Несмотря на то, что большевики все тщательно уничтожали или скрывали факты (говорят, еще Жуковский сразу после смерти Пушкина уничтожил компроматные для Пушкина письма), а во многих текстах «многоэтажные» матюги заменяли многоточием, кое-что сохранилось. В частности, «Тайные записки Пушкина 1836-1837 года». Вначале их обнародовали за рубежом, затем выложили в Интернете (mipco.com), но теперь только продают. (Вообще, существующие ныне компьютерные технологии позволяют с хорошей вероятностью определять авторство. Первые проверки, как минимум, не отрицают пушкинскую руку). Там Пушкин описывает, как насиловал и совращал дворовую девочку Оленьку. Сексуальное насилие над детьми является нормой и высокой нравственностью? Ах, да, Россия (по пророчеству Гоголя), через 200 лет «доросла» до Пушкина.
А на каком основании Пушкин считается русским? Приказали или намеренно извращают? Может ли английский гуманитарий считаться немецким, немецкий – арабским, арабский – русским, русский – японским, и т.д.?
Дело в том, что все общение и воспитание Пушкина изначально, проходило только на французском языке. Библиотека (в основном эротического содержания) была на французском, его первые «труды» были копированием французов ("L'Escamoteur" — рабское подражание Мольеру, «La Tolyade» — по образцу франц. пародий XVIII в. и др.). Отсюда и русский язык Пушкин также более-менее сносно освоил только в возрасте около 10-12 лет.
Весь его внутренний мир также французский, причем, всю его жизнь. Более чем через десять лет Пушкин пишет брату (ноябрь 1824): «Библию, библию! и французскую непременно!» (Пушкин, ПСС, т. 15, 1948, с. 129-130.)
Русские люди Библию читают на русском!
Он постоянно думал только по-французски. Очень хорошо это демонстрирует описание поведения Пушкина незадолго перед дуэлью. Старушка-няня рассказывала, что дав прислуге приказ не принимать письма, сам вырывал их из рук слуги, бросался в кабинет и что-то там громко кричал по-французски (!) (С. Макеев, «Дуэль Пушкина». Совершенно секретно №3, 2005). Язык общения, на котором человек ведет внутренний диалог с самим собой или воображаемым оппонентом есть главный признак его национальной культуры.
В Лицее также он носил кличку «француз». За язык, культуру и повадки. Напомним читателю, что это было время войн Франции с Россией и величайшими разрушениями от Наполеоновского нашествия. Так же как «фашист» после второй мировой войны и «француз» — во время Первой Отечественной, нельзя было придумать худшее определение и более точное отображение омерзительнейших качеств Пушкина. Нынешние поклонники Пушкина этого не знают или не хотят знать?
Если поведение Пушкина вызывало у лицеистов отвращение, то какие чувства в ответ должен испытывать Пушкин? Он этого и не скрывает – если он и восхищался природой России, то к самой России он испытывал лютую ненависть.
«К чему стадам дары свободы? Их должно резать или стричь» ("Свободы сеятель пустынный...")
«Я, конечно, презираю отечество мое с головы до ног, но мне досадно, если иностранец разделяет со мной это чувство» (Письмо к Вяземскому из Пскова, 1826).
Отметим, иностранцев Пушкин тоже не любит (а кого он любит?). Почему?
Дело в том, что в Петербурге был светский салон гр. Нессельроде. Хозяйка, графиня Мария Нессельроде (урожденная Гурьева) по воспоминанию Корфа обладала «необыкновенным умом и железным характером... Ее дружба была неизменна, заботлива, охранительна, иногда до ослепления пристрастна... Но вражда ее была ужасна и опасна. Она любила созидать и разрушать репутации». Понятно, куда попал Пушкин со своими выходками и амбициями – в недруги. Пушкин панически боялся ее, никогда не ходил в салон и даже запрещал это Наталье Николаевне.
Однако, вокруг этого салона в основном группировалось немецкое общество. Как Пушкину «отомстить» недругам? А вот как. Когда немка, управляющая в Михайловском, якобы оскорбит крепостную няню Арину Родионовну Яковлеву, Пушкин уличит первую в воровстве и выгонит с позором. Заметим, не за оскорбление, а за сфабрикованное Пушкиным воровство. Короче, отыгрался на слабых и беззащитных – злобная мстительность (его стандартный способ пакостить приличным людям, другие примеры ниже).
Или А.И.Тургенев, который всеми способами проталкивал Пушкина и покрывал его подлости, а затем сопровождал гроб на кладбище в одном из своих писем также называет себя европейцем (не русским!).
Короче, Пушкин по всем признакам – оголтелый французский шовинист.
Теперь вспомним его лучшего ученика – Гоголя, в письме XXVII написавшего: «Россия не Франция; элементы французские — не русские». Что ж тогда Пушкина приписал к русским, тогда и ныне – через 200 лет (язык, дух, и прочее)?
Будучи французской сволочью, Пушкин пакостил всеми доступными ему способами: обливание грязью выдающихся людей, осквернение красивых и благородных женщин, извращенный плагиат и издевательство над литературой, пародирование и искажение истории России, …
Общеизвестна история с генералом Воронцовым. В письме к брату от 25 авг. 1823 г. Пушкин описывает: «Между тем приезжает Воронцов, принимает меня очень ласково, объявляет мне, что я перехожу под его начальство, что остаюсь в Одессе». Пушкин удрал от надзора Инзова, якобы на лечение и очень радужно был принят в доме Воронцова, получив возможность заниматься в библиотеке, сто лет собиравшейся предками Воронцова (герой войны 1812 года, под Бородино раненый штыком (генерал!), умело командовавший русским оккупационнным корпусом во Франции, затем наместником царя укреплял благосостояние Таврии и Новороссии).
Как Пушкин «поблагодарил» Воронцова? Осквернил его жену. Когда оскорбленный Воронцов только отослал Пушкина прочь, тот ответил гнусной эпиграммой полной лжи и злобы — «Полу-милорд, полу-купец» (полу-мудрец, полу-невежда, полу-подлец). Уж кто тут полу-, а кто абсолютный невежда и подлец, нормальным людям очевидно.
Когда этот злобный и подлый тип — Пушкин приехал в Михайловское, история повторилась. Как мы знаем, Пушкин — гуляка, потаскун и развратник был большой. Вначале родные приняли его сердечно (письмо № 76), но затем, когда отец отказался дать денег на кутеж, Пушкин напал на него и избил, или пытался избить. После угрозы отца об уголовном наказании завопил Жуковскому: «спаси меня!», а затем и отца облил грязью, написав «Скупой рыцарь».
Пушкин так обращался со всеми: нагадить, обмануть, украсть, осквернить, ... Но если ему мешали делать гнусности и подлости, тут же мстил ложью, оскорблениями, наветами и кляузами, «защищал свою честь» показушными дуэлями. Также эта злобная мстительная тварь позже разделалась и с немкой-управляющей за «петербургские обиды».
Запомним метод, Пушкин всегда применял его впоследствии.
Впрочем, Пушкину и повода не надо было, бросался на всех. Есть мемуарный рассказ графа Соллогуба о том, как он, боготворивший Пушкина, совсем неожиданно, беспричинно получил от своего кумира вызов на дуэль, но решил ни в коем случае не стрелять в Пушкина, однако несколько месяцев не мог избавиться от этого кошмара, пока удалось кое-как успокоить и умиротворить Пушкина. Что за странная дуэлемания Пушкина?
Обратим внимание еще на одно обстоятельство. Перед ссылкой на юг (после хулиганства) прошел слух, что Пушкина выпороли, что его взбесило, и он сообщает: «я соображал, не следует ли мне прибегнуть к самоубийству... Я решился высказать столько негодования и наглости в своих речах и своих писаниях, чтобы, наконец, власть вынуждена была обращаться со мною, как с преступником» (из не отосланного письма Александру 1).
Из ссылки в Михайловском в 1824 писал Жуковскому: — «Спаси меня хоть крепостью, хоть Соловецким монастырем», и думал о самоубийстве, находя, что «глупо час от часу вязнуть в тине жизни».
Если он постоянно думал о самоубийстве, но почему не совершил его? Это очень хорошо известно специалистам (психиатрам-криминалистам) — неимоверная трусость. Дело в том, что дегенеративная особь очень хорошо понимает, что никому не нужна – ни себе, ни обществу. И такой экземпляр подсознательно мечтает умереть. Но, покончить самоубийством из-за трусливой душонки также не может. Поэтому, он совершает преступления, что бы его убили (страдать он тоже не хочет, поэтому прячется от любого другого наказания). Если остается жив, чуть позже совершается еще более жестокое преступление.
К примеру, почему в одной из дуэлей (с Зубковым, тот промахнулся) Пушкин выстрелил в воздух. Добряк? А как же «честь» которую он якобы защищал? Плевал Пушкин на «честь», у него ее никогда не было. Пушкин мечтал подохнуть, а когда пуля прошла мимо, эта надежда рухнула, стрелять в Зубкова уже не имело смысла – Пушкин подвергся бы жесточайшему наказанию, но не смерти (приговоры суда на повешение утверждал царь, чего почти никогда не делал). Все показушные «дуэли» — очередной признак ничтожной душонки и беспредельной трусости.
То, что Пушкин – сексуальный маньяк, тоже нужно доказывать, или достаточно биографии Пушкина и его слов кн. Вяземской: — «Натали – моя сто тринадцатая любовь (!!!)»? (Добрюха, 113-я любовь). Сколько же женщин он испоганил просто так, без «любви», и наструганных детей кинул, один Пушкин знает.
Но, как Пушкин писал, какие «гениальнейшие» произведения, как широк круг его «творчества»: — «повести», рассказы, сказки, стихи, эпиграммы, и т.д.
Давайте разберемся, что же там Пушкин на самом деле по-написал.
Напомним, что первые писания Пушкина на французском языке (см. выше) являются копией Мольера и французских пародий. Отметим это – копии и пародии.
Первое напечатанное стихотворение: «Другу-стихотворцу» (4 июля, в №13 «Вестника Европы») опять есть подражание любовной и вакхической лирике и отчасти сатире французских и русских учеников и продолжателей Горация. Вообще, из французских поэтов Пушкин больше всего подражал Парни, из русских — Батюшкову, Жуковскому.
Дальнейшие стихи (1814 г.) переполнены безразборной похотью ("К Наталье", «К молодой актрисе», «Красавице, которая нюхала табак», «К молодой вдове», и т.д.). К какой «Наталье»? (Гончарова Наталья Николаевна только родилась — 1813).
На экзамене Пушкин прочел стихи «Воспоминания в Царском Селе», написаное (по совету Галича) в державинском и даже отчасти ломоносовском стиле (кто такой Галич, упомянуто выше). Считается, что Державин похвалил Пушкина, но мы видим тоже самое – копирование и подражание (Державин не знал, что Пушкин будет плагиатить его стихи).
Дальше Пушкин пишет поэму «Руслан и Людмила». «Гениально» надергал отовсюду кусков и исковеркал.
Имя героя и некоторые эпизоды (напр. богатырская голова) взяты из «ународившейся» сказки об Еруслане Лазаревиче, которую он слыхал в детстве от няни; пиры Владимира, богатыри его взяты из Кирши Данилова, Баян — из Слова о Полку Игореве: сам П. указывает (песнь IV и соч., V, 120-1) на «Двенадцать спящих дев» Жуковского, которого он дерзнул пародировать, и на «смягченное подражание Ариосту», из которого взяты некоторые подробности (напр. битва Руслана с Черномором) и даже сравнения. Еще ближе связь «Руслана» со знаменитою «Pucelle» Вольтера, которого П. уже в «Бове» называет своею музою; … Еще важнее и несомненнее, как доказал профессор Владимиров, непосредственные заимствования П. из «Богатырских повестей» в стихах ("Алеша Попович" и «Чурила Пленкович»), сочиненных Н. А. Радищевым (М., 1801) и основанных на «Русских Сказках» М. Чулкова (1780-1783), оттуда взято и имя героини, и многие подробности (цит. по Кирпичникову).
Что хорошего в это «поэме», чему она учит? Бандитизм, подлость, предательство, цинизм, похоть, и прочие низменные инстинкты. Однако, расхваливая бред Пушкина, его апологеты считают «находкой» извращение до «художественной формы» того, что считалось тогда «преданьем старины глубокой». То есть, исказить и исковеркать были, легенды и историю Руси – хорошо? Что еще ожидать от злобного французского шовиниста?
Практически все его произведения такие же: у кого-то украсть, сплагиатить, исковеркать и пародировать. Одним из первых он начал копировать Байрона. Достаточно высказывания Воронцова (про его библиотеку см. выше), что Пушкин был лишь «слабым подражателем далеко не почтенного образца», т.е. Байрона. На что у Пушкина разыгралась мания величия (комплекс Наполеона) и злобы.
Далее Пушкин пишет «Кавказский пленник». Можно ли считать «Кавказский пленник» каким-то достижением? Пушкин просто попал «в струю» на волне интереса к Кавказу. Действительно, он там употребляет много кавказских терминов (оружия, быта). В лучшем случае он основоположник кавказской поэзии, но еще бы разобраться, что он там насочинял и извратил, по своему обыкновению.
Затем он пишет замаскированную под художественный вид автобиографию – «Братья-разбойники». Причем, среди плагиата — «сильные, исконно русские выражения, свидетельствующие о внимательном изучении народной поэзии», (т.е. переписывании), «стоят рядом с выражениями слишком искусственными, даже вычурными» (собственное творчество Пушкина).
В михайловский период сочиняется «Борис Годунов» (под Шекспира), или, как сам Пушкин озаглавил его: «Комедия о настоящей беде московскому государству, о царе Борисе и о Гришке Отрепьеве».
Опять мы видим издевательскую пародию на историю России. При чтении этой комедии литераторам в октябре 1826 г «кого бросало в жар, кого в озноб, волосы поднимались дыбом» и пр. (Барсуков, «Жизнь и труды Погодина», II, 44). Эти чувства пушкиноиды почему-то называют «восторгом», а может правильнее будет называть ужасом и омерзением от лжи?
Даже совет властей «переделать свою комедию, по нужном очищении, в историческую повесть или роман, наподобие Вальтер Скотта» не был выполнен. Вот только эта комедия и гнусная пародия на Россию, надерганная из кусков истории Карамзина, ныне считается чуть ли не официальной историей России.
«Скупой рыцарь» – пасквиль на отца.
«Моцарт и Сальери» – бред основанный на анекдоте об отношениях двух композиторов (наука доказала, что Сальери к смерти Моцарта отношения не имеет – но разве удержится Пушкин, чтобы приличных людей грязью не облить).
«Пир во время чумы» — из пьесы Джона Вильсона ("The City of the Plaque", VI, 388, вышедшей в 1816 г.) и другие извращенные копии из The Poetical Works of Milman, Bowles, Wilson and Barry Cornwall" ("Поэтические творения Милмана, Боулса, Уилсона и Барри Корнуоллла", 1829, изд-во Галиньяни)
В «Каменном госте» даже имена идентичны с байроновским персонажем. Хорошо бы только сплагиатил, однако, Пушкин тут же исковеркал Байрона — из его едкой иронии сделал комедию и издевательство над нравственностью.
«Сказка о царе Салтане» – гнусный поклеп на Россию (русский царь с турецким именем Салтан подслушивает блудниц, пока он в походе жена рожает «не мышонку, не лягушку» с грузинским именем Гвидон, и т.д.) – у Пушкина все «сказки» такие, – пришел к блудницам пьяный, рыгнул в окно и сам туда же вывалился, пока «отдыхал», слушал треп блудниц: — «кабы я была девица, молвит третья блудница….»
Пробравшись в архивы, он графоманит «Историю пугачевского бунта» — ее никто не покупает (продано было меньше половины книг), и ругают за ложь (прошло только полвека, народ помнит реальные события, вероятно, еще живы его участники).
«Капитанскую дочку» никто не печатает. Затем, при печати и получении разрешения у цензуры Пушкину приходится скрывать имя автора. После печати тираж издания опубликовавшего «роман» стремительно падает, и т.д. Но, все понятно людям России: «исторический роман» – грязный навет французской сволочи на Россию.
«Анджело» — переделка пьесы Шекспира «Мера за меру».
«Альфонс садится на коня...» — вольное переложение одного из эпизодов французского романа графа Яна Потоцкого «Dix journees de la vie d'Alphonse Van-Worden», Paris, 1814.
Список плагиата с извращением бесконечен. А есть ли что такое, что Пушкин сам написал? Может «Евгений Онегин»?
Допустим, он описывал себя – «Петербургская жизнь Евгения Онегина есть поэтически идеализированное воспроизведение … жизни П. по выходе из лицея» (Кирпичников).
Но, разве мог Пушкин обойтись без воровства? Булгарин сообщал на страницах своей «Северной пчелы» что Пушкин украл у него сюжет и воспользовался им в 7 гл. «Евгения Онегина». Вмешался царь (благоволивший к Пушкину) и порекомендовал Бенкендорфу наказать Булгарина, вплоть до закрытия его газеты. Только, похоже, Бенкендорф знал ситуацию и разъяснил царю — никаких мер к Булгарину не было применено.
Кстати, что хорошего в «Евгении Онегине»? Осквернить невесту друга, затем его пристрелить, поиздеваться над любовью Татьяны и домогаться когда она станет замужней, известной и богатой, это нормально? Высоченная нравственность и образец для подражания?
Во всех произведениях Пушкина прослеживается тот же почерк, что и в первых его «трудах» – или украсть сюжет (и извращенно скопировать) или устроить пародию и комедию.
Он и сам пишет «Мысль пародировать историю и Шекспира ясно представилась, я не мог противиться двойному искушению и в два утра написал эту повесть» (из неопубликованной при жизни Пушкина заметки о «Графе Нулине» (1830).
Этим он только и занимался: озлобленно пакостил и пародировал историю России и достойных писателей. Причины мы знаем (обсуждались выше). Впрочем, современники Пушкина это тоже прекрасно знали. К примеру, в 1829 г. «Вестник Европы» утверждал, что «поэзия Пушкина — просто пародия».
Когда же Пушкин не имел образца пародирования – получался полный провал. Та же «История пугачевского бунта» (там сухие факты и документы, плюс ложь, т.е. «воображение» Пушкина) или «Дубровский» ставший заурядным разбойничим романом (Кирпичников). Ныне в школах ученики не читают его, презирают, не смотря на расхваливание пушкиноидами и насильственные попытки учителей его навязать.
Так что исследовать «творчество» Пушкина совершенно бессмысленно, нужно исследовать первоисточники – тех писателей и поэтов, которых Пушкин переписывал. Собственные же «великие творения» Пушкина оказываются существенно ниже среднего уровня.
Впрочем, «творчество» Пушкина многократно оценивалось (тем же Белинским), нас же интересует личность «великого и русского».
Что же обнаружились? Пушкин — французская сволочь до «мозга костей» с шовинистическими наклонностями, люто ненавидящий Россию; алкаш, потаскун и сифилитик с бандитской родословной и полным отсутствием воспитания, сексуальный маньяк помешанный на комплексе наполеона и неполноценности; злобный мстительный негодяй с беспредельной трусостью и тайным желанием подохнуть; все опоганивающий лжец: лучших людей России и мира, красивых и благородных женщин, историю, литературу и культуру; добивающийся успеха только путем воровства и плагиата талантливых произведений других авторов.
Когда некоторые вслед за Достоевским говорят: — «это все наше», мягко говоря, это очень печально.
Как же словосочетание, подслушанное Пушкиным в высшем российском обществе – «гений и злодейство несовместимы»? Пушкин при таких делишках злодей или гений?
Это все его «лучшие» качества? Увы. Отбросим большевистскую версию о «белом и пушистом гении», которого «гноил и преследовал жуткий царский режим» и который пошел на дуэль якобы для защиты своей «чести». В нее совершенно не укладываются сообщения и поступки современников и очевидцев дуэли, что просто игнорируется или извращается пушкинистами.
Впрочем, искажать и переворачивать историю, изворачиваться, лгать и обливать грязью приличных людей — это вполне в духе Пушкина и пушкинизма.
Зададим вопросы, почему лучший друг Пушкина – Вяземский, по свидетельству племянницы С.Н.Карамзиной, за три дня до дуэли сказал: «Я закрываю свое лицо и отвращаю его от дома Пушкиных».
Мнение современников о Пушкине после(!) дуэли «за честь».
Булгарин: «(П.)… человек был дрянной». Ладно, будем считать Булгарина недругом и потому не объективным.
Почему Идалия Полетика, троюродная сестра Натальи Николаевны, впоследствии узнав, что в Одессе собираются ставить памятник Пушкину, сказала, что специально приедет, чтобы плюнуть на него? Значит, были причины столь яростной ненависти и очень веские.
Паскевич в письме царю пишет: «(П.)… человек он был дурной». Не смотря на то, что Николай 1 благоволил Пушкину (вернул из ссылки, разрешил работать в архиве, дал хорошую должность и справку о благонадежности, благодаря чему Пушкину удалось жениться на Наталье Николаевне, 20000 рублей на печатание «Истории пугачевского бунта, и т. д.) на такое определение в письме Паскевича он соглашается: «Мнение твое о Пушкине я совершенно разделяю...» (Вересаев В. В. «Пушкин в жизни»).
Что изменилось с дуэлью? Будь дуэль действительно за честь Пушкина или его жены, мнение было бы совсем другое. Однако, симпатии общества очевидны.
Императрица: «я полностью за Дантеса … бедный рыцарь, Пушкин … грубиян». (Добрюха. 113-я любовь) Императрице нет нужды кому-то льстить или думать о карьере (чем пушкинисты объясняют мнение о Пушкине других людей).
Почему Дантес «бедный» и почему «рыцарь»? Значит, это Дантесу пришлось защищать честь! А негодяй – Пушкин, специально нарывался подстегиваемый подлостью и мистицизмом «о белом человеке, белой лошади или голове».
Почему за «последующие полтора столетия попыток биографии было много, но ни одна из них даже близко не подошла к тому, чтобы стать признанной в общественном мнении удачей»? (Ирина Сурат. «Биография Пушкина как культурный вопрос». Новый Мир, 1998, №2).
Не может быть правдивой биография, где мерзкую дьявольскую тварь расписывают под светлого ангела.
Попробуем воспроизвести события.
Известно, что в 1830 году Пушкин ухаживает одновременно за двумя девушками и каждой поет серенады о «безумной любви»; ходят упорные слухи о предстоящей его женитьбе на Екатерине Ушаковой, но предложение он делает восемнадцатилетней Наталии Гончаровой. (Баевский. «Новые документы о жизни и смерти Пушкина». Вопросы литературы. М., 2002, № 2). Какая уж тут любовь? Карьеризм и комплекс неполноценности со злобой – обе красавицы и из высших светских кругов.
Они отвергают Пушкина. «Оскорбленный» Пушкин уезжает, но по своему характеру мстить всем подряд задумывает очередную подлость – прикидывается хорошим. Через своего протеже – царя, и прочих, устраивается в коллегию иностранных дел. (Письмо жене в Москву о царе – «от добра добра не ищут» (Пушкин, ПСС, т. 15, 1948, с. 129-130.).
Царь назначает его историографом империи с правом работать в архивах. И Пушкин снова делает предложение Н. Гончаровой. Почему же во второй раз оно было принято? (Связи Пушкина не причем, у Гончаровых их больше – балы в Аничковом дворце, куда Пушкину доступа нет, даже императрица захотела иметь у себя портрет Натальи). Разумеется, в семье Гончаровых ему не верят и дополнительно требуют рекомендаций. Пушкин и тут, ради возможности пролезть в высший свет, выпрашивает справку о благонадежности у Бенкендорфа.
Однако, главная причина другая. Вместе с должностью Пушкину назначают хороший оклад (5000 рублей), вероятно, с обещанием добавления, который он в грезах существенно преувеличивает, что расписывает будущей теще (в то время у Гончаровых были финансовые затруднения, что вероятно и сыграло роковую роль).
Но, что 5000 рублей для тунеядца, гуляки, должника и картежника? Эта должность скоро будет брошена, и общий долг Пушкина вырастет до астрономической суммы – 130 000 рублей. Зато, «отомстил» России и временно успокоил свою манию — пробрался в высший свет и осквернил первую красавицу.
Еще один нонсенс отмечает Баевский (там же). Получив согласие на брак «счастливый жених» пишет угрюмые и мрачные стихи («Бесы», «Элегия», «Гробовщик»). Любовью даже близко не «пахнет» — неизвестное Пушкину чувство.
Теперь появляется приехавший в Россию Дантес. Считается, что он стал волочиться за Натальей ради развлечения или подавления слухов о мужеложестве. Однако, обливать их грязью только чтобы показать Пушкина «белым и пушистым», преждевременно.
Заметим, что Пушкин, кроме клички «француз» имел еще кличку «обезьяна» (Добрюха. 113-я любовь). Не исключено, что красавец Дантес и красавица Наталья могли понравится друг другу (по мнению Баевского).
В качестве «доказательства» обычно приводят письмо Дантеса Геккерену, где он иносказательно сообщает, что безумно влюблен в даму с тем же именем, что писала Геккерену. Макеев расшифровывает (Совершенно секретно), что писала Е. Мусина-Пушкина. Однако, имя начинающееся на Е. и Наталья – разные. Там были и другие дамы. К примеру, красавица, соперничавшая с Натальей по красоте Эмилия Мусина-Пушкина (или Е. — это Екатерина Гончарова?). Даже если имелась в виду Наталия, то Дантес от нее отстал, получив отворот, как сообщает в письме.
Что же привело к угрозе его первой дуэли с Пушкиным? Дантес влюбился в Екатерину Гончарову, как сестру Натальи со многими ее чертами.
Как же Пушкин? Разве мог это допустить? Екатерина Гончарова – фрейлина императрица и обязана отвечать всем высокоморальным требованиям. Если красавец Дантес ухаживает за Екатериной, значит, это достойная цель для осквернения – Пушкин тоже «влюбляется» в нее. Никогда нелюбимая Пушкиным жена Наталья давно забыта, пройденный этап. Секс-маньяк почуяв развлечение, возбуждается и начинает хамить Дантесу.
А как же Наталья Николаевна и щекотливые записки Дантеса? К ней ли? Будучи фрейлиной императрицы, Екатерина не всегда могла быть на балах, Наталья гораздо чаще, и наверняка стала посредницей между сестрой и Дантесом. Общение Натальи и Дантеса вполне могло быть истолковано как ухаживания. И раздуто Пушкиным как повод для соперничества.
Развитие отношений между Дантесом и Екатериной приводит Пушкина во все большую ярость, что заканчивается оскорблениями и вызовом Дантеса на дуэль. Нам известно из предыдущих событий, что Пушкин даже без причины вызывал всех на дуэль, начиная с друзей. А тут такой шикарный повод, причем, можно прикинуться «защитником чести».
Единственный способ конфликта – придумать «казус белли» (повод к войне). До сих пор не было понятно, кто же прислал Пушкину и его близкому кругу «диплом ордена рогоносцев». Это сделал сам Пушкин, что убедительно доказал А. Королев («Тайна рокового диплома», газета «Культура» №22 (7430) 3 — 9 июня 2004г.)
Итак, диплом получен (и как свидетельство подлога в большинстве экземпляров уничтожен Пушкиным и адресатами – до нас из 7 дошло 2, и один исчез в Третьем отделении – там дознались, что отразилось в решении суда после дуэли), оскорбления с вызовом на дуэль отправлены.
Предложение Дантеса Екатерине опровергает все домыслы Пушкина и заставляет его взять обратно вызов на дуэль. Пушкин удовлетворен, «честь» защищена? Увы, как раз наоборот – Екатерина уходит к Дантесу, соперник побеждает и Пушкин «захлебывается желчью».
Королев пишет, что Жуковский сохранил в записках и донес до нас ярость Пушкина, когда … весь его рассчитанный, казалось бы, до мелочей подкоп с дуэлью вдруг провалился. «Его бешенство», — записал Жуковский с недоумением, не понимая причин ярости Пушкина из-за того, что смерть отступила. (Королев)
Как поступает злобная, подлая и мстительная тварь — Пушкин? Бесчестит Екатерину Гончарову, имея свободный доступ как к сестре жены.
Слухи о бесчестии проникают в общество, но все думают на Дантеса, так как он ухаживал за Екатериной.
В доме троюродной сестры Наталии (Идалии Полетика) происходит встреча и разговор Натальи Николаевны с Дантесом по поводу Екатерины и сделанной Пушкиным мерзости с возможностью дуэли или ее предотвращении. О встрече становится известно, что тут же трактуется Пушкиным (и потом всеми пушкиноидами) как посягательство Дантеса на Наталью Николаевну с угрозой застрелиться при отказе и становится официальной догмой.
Что делают в этой ситуации другие персонажи? Напомним еще раз, что Екатерина была фрейлиной императрицы и могла потерять этот статус с жестким наказанием и позором всей семье. Вероятно, это имела в виду тетка сестер Е.И.Загряжская, письменно благодарившая Жуковского за помощь в улаживании ноябрьского конфликта и обронившая странную фразу: «...и так все концы в воду», т.е. выдача Екатерины за Дантеса.
Дантес, возможно, еще не знал о случившемся или на самом деле сильно любил ее, или как благородный человек исполнил обещание взять Екатерину в жены.
А вот как ведет себя Наталья Николаевна? С чего бы после бесчестия сестры она начинает всем видимый флирт с Дантесом и другими кавалерами? Должно быть, как минимум, презрение и отвращение. Нет, наоборот, Н.Добрюха в газете «Версия» за осень 1999 года приводит строки из письма Натальи к Дантесу: «ты сделал меня лучше». Не Пушкин, а Дантес сделал ее лучше!
Если же бесчестье совершил Пушкин, все становится на свои места. Этим он обесчестил не только сестру жену, но и саму Наталью Николаевну. Она дала слово быть женой и хранить верность подонку Пушкину, она и держит это слово (это мы знаем из последнего скандала Пушкина с ней). Как же должна поступить благородная и гордая женщина? Хотя бы морально отомстить негодяю, что она и делает.
Н.Добрюха пишет: «Жена (Н. Гончарова), после свадьбы сестры как с цепи сорвалась, никак не может остановиться и продолжает напропалую гулять с Дантесом, посещая что ни день вечеринки и балы» (113-я любовь). По той же причине и Дантес демонстрировал особое внимание к Наталье Николаевне. Заметим, что Екатерина никак не реагировала на это и стала врагом Пушкина.
Почему же произошла последняя дуэль Пушкина с Дантесом? По той же причине. Разве маньяк может остановится, причем, если предыдущее преступление осталось безнаказанным? Наталья с Екатериной – пройденные этапы, и Пушкин находит новый объект, их третью сестру Александрину. Разумеется, похоть и «безумная влюбленность» зашкаливает.
Об этом пишет С. Карамзина: «Александрина по всем правилам кокетничает с Пушкиным, который серьезно в нее влюблен» (письмо от 27.01.1837). Есть версия, что дуэль состоялась из-за нее (Скрынников, Дуэль Пушкина, СПб., 1999, с. 258.), однако, вероятно, Александрина послужила просто «спусковым крючком».
Не исключено, что увидев новый объект вожделения Пушкина, Дантес также продемонстрировал ухаживания. В отместку Пушкин снова нападает на Екатерину, и вот тут-то Дантесу приходится защищать свою честь и честь жены от Пушкина, вызовом его на дуэль. Преступления Пушкина становятся известны обществу («концы обсохли») и от него отворачиваются даже близкие друзья, тот же Вяземский (цит. выше).
Мечта Пушкина исполнилась – организм, истощённый сифилисом, развратом и попойками, получив легкое ранение, не выдержал – Пушкин подох. Черт с ним, пусть вечно горит в аду, по указке Вяземского.
*
Существует еще один серьезный вопрос: – почему среди всех маньяков, моральных уродов и помешанных именно «гнилой француз» Пушкин стал «великим и русским поэтом»?
Поэзия, литература, культура не существуют сами по себе, а чему-то служат. Какой-то доминирующей группе, которую иногда называют элитой. Скажем, древние поэты восхваляли императоров, Державин с Ломоносовым и др. писали оды царям. Какой смысл? Грубо говоря — получить подачку (субсидии, благоволение, и т.д.). То есть, эти поэты обслуживали больших начальников, которых с некоторой натяжкой можно назвать элитой.
Пушкин в отличии от них, наоборот, расхваливал толпу, криминальные элементы, чернь, (но также при возможности клянчил подачки).
Разумеется, чернь и платила ему восторгами. И вознесла на «пьедестал» когда пришла к власти.
Каким же образом Пушкин стал «русским и великим»? Пушкин не сам сочинял свои произведения, а плагиатил мысли, идеи, сюжеты, цитаты. Из выдающихся русских и мировых произведений и высшего российского общества. И переделывал под идеологию черни.
Таким образом, Пушкин извращал идеи и мысли русского общества, загаживал. И обнародовал. Однако, часть логики, идей, понятий, терминов оставалась, поэтому большинство людей воспринимало эту кашу как свою, не сильно анализируя, и не задумываясь.
В результате, Пушкин выступил в виде некоего вируса, замаскированного под «русского». Вирус размножился — начались социальные болезни.
Таким образом, двойное предназначение Пушкина позволило ему занять доминирующие позиции в литературе. Чернь воспринимала у Пушкина свою идеологию, нормальный народ воспринимал у Пушкина элементы идеологии высшего российского общества, не замечая вируса. Подобного изощренного синтеза худшего и лучшего, грязи и светлых идей не наблюдается у других поэтов.
Итак, почему этот вирус действовал не сразу и почему не был убит культурой?
Как вирус, Пушкин замаскировался очень хорошо. Та же сказка «О царе Салтане». Внешние признаки — царь, бояре, хоромы, девицы. Внутренние — разврат, подлость, насилие, злоба, зависть. С другой стороны — многофункциональность: литература, поэзия, сказки, эпитафии, эпиграммы, письма, и т.д.
Теперь посмотрим латентный (скрытый) период этого вируса. Пушкина пристрелили в 1837 году, через 80 лет (1917) чернь перевернула государство и восхвалила Пушкина.
Проходит снова 80 лет — бешеный ажиотаж по Пушкину. И снова в стране бардак.
Таким образом, латентный период вируса Пушкина 80-100 лет.
Есть и другие, отличающиеся только латентным периодом и воздействию на разные уровни сознания людей и народов.
Самый быстрый — реклама. Быстро одурачить людей, заставить что-то купить или вложить, и слинять или трансформироваться. Срок — обычно не более года.
Предвыборная кампания. Замаскировавшись, под благовидным предлогом привести к власти какую-нибудь нечисть. Срок — сама кампания (необходимость дурачить народ) до года, власть — по большей части не более 10 лет.
Литература и поэзия. Классический пример такого вируса, как Пушкин рассмотрен выше. Подмена сознания народа суррогатом. Срок — около 100 лет
Следующий цикл — религиозное помешательство.
Итак, все низменные черты характера и дела его (перечислены выше), присущие Пушкину, национальнами чертами русского народа не являются. Более того, всегда вызывали отвращение и порицание в русском народе, и в России. Да, есть люди, которым Пушкин нравится, но объяснить это они не способны. Это означает, что они зомбированы с раннего детства.
Пушкин с Ко фактически создал литературу быдла и уничтожил всю культуру и мироощущение русского народа. И сделано это с помощью того, что сейчас называют грязной PR — технологией. Одних «купил» благозвучными стишками, других — историческим изложением, якобы русского народа, третьих, особенно детей — сказками, где за сюжетом идет обучение лжи, воровству, разврату, предательству, паразитизму, и т.д. А т.к. дети еще не привыкли к критическому анализу, это воспринимается ими как стереотип поведения, который реализуется в зрелом возрасте.
Массовое внедрение в сознание таких установок приводит к социальным изменениям. Наиболее явно это проявилось в 1917 году. Высший класс был нейтрализован и извращен стереотипом Пушкина и Ко, быдло организовалось в банды Сталина, Камо и пр. грабителей, под руководством Ленина. В результате у России не нашлось даже батальона прихлопнуть эту банду.
Как итог, Пушкин с подачи большевизма занял центральное место в нашем национальном и культурно-историческом «сознании», дегенеративному французскому маньяку и уроду приписывается «вершина нравственного величия». Увы, какая у него «нравственность», мы видели. Для большевизма понятна цель, но зачем это нужно сейчас? Т.е., зачем зомбировать детей, совращать и развращать молодежь, обманывать народ, превращая в истуканов (апофеоз мерзости и подлости, но «великий русский поэт» и все тут; моральный урод и вор, но «солнечный гений» и все тут), выдавая отбросы культуры за культуру, уничтожать историю и величие России? Это серьезный вопрос для власти.
Что делать?
На больших временных интервалах литература и культура определяют моральные установки общества и, в конечном счете, идеологию и политику. Смена парадигм общества обычно происходит не путем внедрения и принятия новых идей, а путем вымирания носителей старых установок. Однако, вирус «морали гнилого француза» самовоспроизводится путем зомбирования людей с детства и постоянной пропаганды «великий и русский».
Поэтому, вероятно, следует ускорить вымирание вирусоносителей пушкинской антикультуры. Например, серьезно сократить число учебных заведений гуманитарного профиля. Из их выпускников все равно мало кто находит работу по специальности. Или сократить число «бугров» на этих специальностях, особенно из числа пламенных большевиков — пушкинцев.
Высвободившиеся трудовые ресурсы или направить на пенсию, или предложить повышение квалификации в области оленеводства. На их место должны придти молодые, не зашореные большевистской пропагандой.
Иначе народ без моральных ориентиров, как свихнувшаяся пушкинская обезьяна с дуэлями и бомбами, кидается на всех – наглядные примеры в истории России, и ныне за океаном.
Освободившиеся громадные финансовые средства направить на восстановление реальной истории России. Она была полностью перевернута и переписана по крайней мере три раза (крещение Руси, романовский переворот и большевистский переворот), причем, каждый раз идентично – тотальным уничтожением неугодных и несогласных.
Не пора ли избавляться от большевизма и скидывать иго его идолов?
P.S.
Чтобы узнать сущность человека, нужно его спросить, кто великий русский поэт. Если ответят — Пушкин, значит перед вами или быдло или зомби. Но если укажут другую фамилию, то наверняка порядочный человек. У русских, российской культуры, и вообще, приличных людей великие русские поэты совсем другие. Но, так как русская и российская культура уничтожалась столетия, мало кто знает настоящих великих русских поэтов, просветителей и движителей российской культуры. Кто назовет?
Например, кто знает имена Батюшкова, Майкова, Воейкова, Петрова, Державина, Ломоносова, просветителей Новикова, Хераскова?
А имя НАСТОЯЩЕГО ВЕЛИКОГО РУССКОГО ПОЭТА? Быдло старалось забыть и стереть его имя. Не пришло ли время вспомнить историю и российскую культуру, и послать быдло вместе с Пушкиным подальше?
Например, у Батюшкова есть два варианта одного стихотворения. В одном из них он пишет:
"Насмешник, грозный бич пороков,
ПОЭТ ВЕЛИКИЙ Сумароков".
(В другом варианте — «замысловатый Сумароков»).
Скажем, Воейков писал:
"О, будь благословен, гонитель, бич пороков,
ОТЕЦ РОССИЙСКОГО ТЕАТРА, Сумароков".
Много других подобных стихов у других поэтов, например, эпитафия Майкова на могиле Сумарокова, и др. Между Сумароковым и Пушкиным около 25 лет, язык один. Однако, Пушкина в начале 20 века пушкинисты «причесали» под современный язык, в результате чего Пушкин стал «создателем современного языка и литературы», а Сумароков остался в оригинале, его трудновато читать, и забытым. Не пора ли восстановить реальную историю и литературу России?

Комментарии (2) , последний более 12 лет назад [Ответить]


Re: Эпидемия помешательства

Автор: Иван И , опубликовано: 21.02.2007 в 14:51

Однако...
Есть, есть интересные мысли. Но все же, я думаю, любая тенденциозность заводит в тупик, рано или поздно. Пушкин может нравиться или не нравиться как личность (мне, например, не нравиться, равно, как и любой другой человек, находящийся в плену страстей). Но в то же время, не будет света без тьмы, хорошего без плохого, добра без зла, севера без юга ... Пушкин оставил свой след. Это определенно, и никто с этим не спорит. А надо ли бороться с этими следами (или наследием) столь яростно, рискуя стать рабом другой страсти — антипушкинизма? А если бороться, то во имя чего (а не против чего), и какими методами? Стоит ли в очередной раз что-то вымарывать из жизни нашего народа, из нашей истории? Ведь ВСЕ это НАШЕ. НАМ с ЭТИМ ЖИТЬ.
Давайте создавать! Давайте вспоминать забытые имена, деяния достойных.
Давайте ЖИТЬ!

Комментарии (0) [Ответить]

Re: Эпидемия помешательства

Автор: вова , опубликовано: 21.02.2007 в 15:43

> Эпидемия помешательства
> «Чем это Пушкин «великий» и что в нем русского? Помешанного, сексуального маньяка, паразита, вора, алкаша, неуча, негодяя, труса, лжеца и т.д. кто-то считает «великим русским поэтом»!?»
> Это вопросы из одной дискуссии по поводу Пушкина и его прославления ((Иркутская газета «Пятница» от 30 июня 2006 года))
> «Да как вы посмели вообще публиковать такие вопросы» – кучка экстремистов- фанатов Пушкина кинулась демонстрировать волчьи инстинкты и закидывать журналистов своими «регальками» (там в списке профессора, доктора, кандидаты и прочие «члены», ссылки на «академиков»). («Пятница» 13.07.2006)
> Не стыдно, господа хорошие? Поскромней надо быть.
> Так как последнее письмо осталось без ответа, попробуем разобраться. Сначала с письмом фанатов.
> Цитата: — «"... и не оспоривай глупца". Открытое письмо журналистам газеты «Пятница».»
> Если автор первого письма – глупец, что спорить-то стали? Причем, с применением гнусных методов.
> Цитата: — «Неужели в поисках дешёвой сенсации вы пренебрегли тем, что называется «честью и достоинством нации»?»
> Всего только нации? Давайте уж сразу за все человечество «обидимся». «Защитники нации» не хотят уточнить, какую нацию они имеют ввиду?
> Каждый человек внутренне причисляет себя к какой-то национальности (в широком смысле к нации) и о других судит по себе. Яростно отреагировав на перечень мерзостей Пушкина (реальный или мнимый), авторы дали понять, что узнали в этом списке себя. Притянув же «честь и достоинство нации» сообщили, что теми же отрицательными качествами обладает вся их нация или национальность. Вот за это действительно следует, вероятно, и в суд подать, и примерно наказать.
> Далее начинаются козыряния «авторитетами». Причем, в качестве «аргументов» авторы используют эмоциональные вопли «авторитетов» — фанатичных поклонников Пушкина или голословные утверждения малоизвестных личностей. Причем, проводится одиозная сортировка цитат: обнародуются только похвально-восторженные высказывания, и скрываются (или игнорируются) оценочные или ругательные мнения тех же авторов, не говоря уже о критиках Пушкина (скажем, есть цитата Гоголя, полностью опровергающая его же утверждение, что Пушкин русский – будет приведена ниже).
> Если для журналистов (нацеленных на эффектность) такая позиция возможна, то подобная установка для профессоров, докторов и кандидатов наук ставит под большое сомнение их научную состоятельность.
> «Они одарёны удивительною способностью породить из себя нелепую идею и увидеть ее подтверждение в наиболее противоречащих ей фактах действительности. Чем нелепее запавшая им в голову идея, тем сильнее пьянеют они от нее..." (Белинский, ПСС, 1956, IX, 81)». Это мнение Белинского о славянофилах (и в значительной степени о Гоголе), но она абсолютно точно описывает нынешних пушкиноидов.
> Впрочем, общеизвестно, гуманитариев часто не интересуют факты и поиск истины, решаются вопросы интересов и ККС (кто кого съест).
> Перечислив собутыльников Пушкина (у которых мораль не намного лучше «великого русского поэта»), как «авторитетов», авторы письма «забыли» ссылки на серьезных и общеизвестных авторов, (даже зараженных пушкинизмом и порою не замечающих собственного славословия).
> Можно сообщить «знатокам» таких. Допустим, А.И. Кирпичников «Пушкин» ("Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона" (1890 -1907). Или множество статей А.Ф. Кони, типа «Странички из жизни Пушкина», «Нравственный облик Пушкина», и т.д.
> А вот кто такой «академик Тарле», на которого, как высший авторитет ссылаются авторы? Может современник Пушкина, или хотя бы воспитатель-француз? Что за неизвестная «знаменитость»? Увы! Оказывается, этот «академик» – большевистский прихвостень, помогавший им свергать власть в России в начале 20 века, истреблять народ и гнусно извращать историю России. (со «стойкой репутацией “попутчика” большевиков и “легального марксиста”. В.Сироткин «Академик Тарле –«учитель» «шестидесятников»)
> Понятно, после переворота ставший «академиком».
> Хотелось бы сообщить некоторым, что слово «академик» означает «бессмертный», и его давали только тем ученым, чей вклад в развитие человечества действительно бессмертен и вечен. В России до большевистского переворота было всего 12 академиков. И Тарле там близко «не пахло». Зато после переворота «академиков» развелось как собак не резанных, и вся остальная грязь записалась в «ученые».
> То, что Пушкин стал «великим» после этого переворота, они также голословно опровергают надеясь на неосведомленность читателей и «вес» собственных «побрякушек» и званий.
> Вождь большевиков Ленин был знатным графоманом, и в полемике борьбы за «интернациональную культуру» против «буржуазной национальной» применял методы пролетарской диктатуры, т.е. террора. Сначала словесного, а затем физического. Иначе говоря, за слова «честь и достоинство нации» авторы письма были бы в лучшем случае просто расстреляны. Увы, они этого не понимают.
> В своей полемике с оппонентами Ленин разделил всю культуру на две части: — «Есть две национальные культуры в каждой национальной культуре. Есть великорусская культура Пуришкевичей, Гучковых и Струве, — но есть также великорусская культура, характеризуемая именами Чернышевского и Плеханова». (Ленин В.И. ПСС, Т. 24, С. 129).
> Перечислив и характеризовав в своих работах почти всех видных представителей культуры Ленин забыл «великого и русского». Это как?
> Если бы в период ленинской активности Пушкин представлял бы хоть какую-либо величину, Ленин непременул бы его «отметить» — похвалить или пнуть. Увы, для Ленина «великого и русского поэта» просто не существует. Для большинства народа того времени (и Ленина) Пушкин неизвестен или настолько ничтожен, что даже не стоит упоминания.
> Пушкин был известен только узким специалистам, молящимся на него маргиналам от культуры, и людям, спорящими с этими маргиналами.
> Если Пушкин никому неизвестен в конце 19- начале 20 века, как же он стал «великим и русским»?
> Это результат уничтожения большевизмом российской культуры. Для понимания приведем еще несколько цитат Ленина с комментариями.
> «Обосновывая свое, классовое понимание «национальной гордости», Ленин выделял ОДНУ-ЕДИНСТВЕННУЮ ЛИНИЮ (выделено Кондаковым) в развитии русской культуры, линию революционную, демократическую, социалистическую.» … (Кондаков «Раздвоение единого»)
> «...мы из каждой национальной культуры берем только ее демократические и ее социалистические элементы, берем их только и безусловно в противовес буржуазной культуре...» (Ленин В.И. ПСС, Т. 24, С. 121).
> «В том-то и дело, что борьба с господствующей культурой, представляющей собой, согласно Ленину, «очень широкое и очень глубокое идейное течение, корни которого весьма прочно связаны с интересами господ помещиков и капиталистов великодержавных наций», содержащей «пропаганду выгодных этим классам идей...» (Ленин В.И. ПСС, Т. 26, С. 106) — это борьба, направленная на ее свержение, уничтожение, отрицание; именно «беспощадная», «непримиримая» борьба.» (Кондаков «Раздвоение единого»).
> «Граница между «двумя культурами», непримиримыми и взаимоисключающими, оказывается «на замке»; ее должен охранять часовой, стоящий «на посту» (это может быть и литературный критик, и цензор, и редактор, и просто партиец, руководящий осуществлением культурной политики), бдительный и бескомпромиссный «человек с ружьем» (И В Кондаков, «Старое» и «новое» мышление в советской литературной критике — «Известия АН СССР. Серия литературы и языка», т. 46,1987,5, с. 412 и далее..)»
> Короче, большевизм разделил культуру на две существенно неравных части, уничтожив (или забыв) большую. Меньшую часть (точнее щелку в культуре) обозвали «культурой», откуда как тараканы из щелки выскакивают представители большевизма, чтобы нагадить и «оставить следы» в книгах, журналах и газетах.
> Печально, что нынешние маститые столпы культуры, науки и журналистики не читают иных работ, в том числе научных и академических, они больше пишут «возмущенные» кляузы. Но вот незнание ими работ Ленина поражает, причем, по их специальности. Вообще-то, в советское время, каждый претендент на научную деятельность сдавал кандидатский минимум по марксистско-ленинской философии. Каким образом авторы письма его сдали? Не пора ли предложить им подтвердить квалификацию или заново пересдать кандидатский минимум по марксистско-ленинской философии, только по настоящему?
> Итак, в начале 20 века про Пушкина почти никто не знал, а сегодня он «великий и русский». Что случилось?
> После уничтожения большевизмом существенной части культуры (вместе с народом), образовался интеллектуально-информационный вакуум. Чем заполнять? Ленин более чем на 70 лет стал идолом, идолом и догмой стали и все его произведения и цитаты. (Еще не рецензированное издание ПСС Ленина за 1926 год переполнено «великим русским языком» Пушкина, т.е. матюгами). Идол Ленин кого хвалит? Чернышевского и Плеханова (см. выше) и всю «линию» люмпен-революционеров. Но Чернышевский больше «критик». Кого этот «критик» с «линией» восхищенно хвалят? Пушкина, Гоголя и иных представителей их компании. О! А тут непомерное поле извращений российской культуры: стишки, поэмы, «повести», сказки, и другой треп большевистского толка.
> К примеру, откуда Ленин взял идею деления культуры на две части, даже не слыша об авторе? Понятно, у Маркса и «линии» принесшую этот бред: — противопоставление «аристократии породы и чинов» с «аристократией умов и дарований» из работы Вяземского с подачи Пушкина («Жизнеописание Фон-Визина». Литературная газета, 1830, № 2).
> То, что Русское море, упомянутое в той же работе, ныне обозвано «Черным» нынешние «аристократы ума и дарований» вероятно также «забыли»?
> Сами авторы «возмущенного» письма с кого начинают цитаты? С Пушкина, затем с Гоголя. Может «знатоки» процитируют тех, кого отверг товарищ Ленин? Увы, нет. Классический большевизм и идолопоклонство.
> Стратегия банальная. Чуть критические высказывания других пушкиноидов «опускаются», цитируются только положительные. Высказывания нейтральных к Пушкину современников и потомков забыты (Николай 1, Белинский, Добролюбов, и др.), а мнение противников вообще никому неизвестно. Стоит кому засомневаться в большевистской версии «культуры» — окрик «бугров от культуры» насчет «нелепых и грязных измышлений». Прям по пушкиноиду Киреевскому: «не должно сметь, свое суждение иметь» («Европеец», 1832, № 1, стр. 114).
> Такое тщательное просеивание по указке большевизма называется русской культурой? Или грязной трещиной большевизма в русской культуре?
> Еще цитата: «Посмеёмся над утверждением, что поэт — «алкаш», что подтверждается якобы его строчкой: «Эй, старушка, где же кружка?» (так у автора письма!). Задержимся на ещё одном заявлении: Пушкин — трус. Неужели? Но как же тогда 15 дуэлей, на которых он дрался?»
> Хорошо, посмеемся, и процитируем оригиналы, известные всем, но неизвестные авторам цитаты.
> Кирпичников (политкорректно): «В своих довольно многочисленных стихотворениях 1815 г. ... представляет себя … питомцем нег и лени, поэтом сладострастия, и воспевает пирушки. … Поэт (на службе Инзова) пользовался почти полной свободой, употребляя ее иногда не лучше, чем в Петербурге: он посещал самое разнообразное общество как туземное, так и русское, охотно в много танцевал, ухаживал за дамами и девицами, столь же охотно участвовал в дружественных пирушках и сильно играл в карты; из-за карт и женщин у него было несколько «историй» и дуэлей».
> Еще определеннее пишут сторонние наблюдатели (Корф): — (Пушкин был) «в близком знакомстве со всеми трактирщиками, непотребными дамами и прелестницами … представлял тип самого грязного разврата; … частые гнусные болезни, приводящие его … на край могилы; … любил приносить жертвы Бахусу и Венере»;
> и сам Пушкин: «я пью как Лот Содомский, … — я был президентом попойки; все перепились и потом поехали по…» (Н.Добрюха. «113-я любовь. Пушкина не повесили, потому, что успели застрелить.» Версия №20(44) от 1-7.06.1999, с.23-24). (Письмо Пушкина Вигелю, 1823)
> Интересно, как пьют и ведут себя защитники Пушкина, заявившие вслед за Достоевским: — «это наше все» (кто же спорит – все ваше), если поведение Пушкина считается трезвостью и высокоморальностью?
> Теперь дуэли, целых 15 штук (как пишут «знатоки»). Вообще, историки насчитывают 21, а Е.Карамзина писала: — «Пушкин каждый день имеет дуэли» (С.Макеев, Совершенно секретно, №2, 2005). Только «акулы пера» и «члены союза писателей» ничего не читают, они все пишут.
> Такая куча, тем более «ежедневных дуэлей» и ни одного ранения, ни одной смерти: ни у Пушкина, ни у соперников? Показуха. Объяснить можно только явной трусостью или ложью. А что за истории «из-за карт»? Надо полагать, Пушкин был еще и шулер знатный?
> Посмотрим последнюю по счету, но первую реальную дуэль, с Дантесом (за бывшую честь невесты Дантеса). Может «мэтры» нам расскажут, как она проходила? Нет, они не в курсе, только хихихать способны.
> Первым выстрелил Дантес и ранил Пушкина, который упал и подозвал Дантеса. Когда тот близко подошел, Пушкин выстрелил в него и закричал: браво! когда увидал, что противник его упал. Может для пушкиноидов это доблесть и храбрость, но для русских – подлость.
> Еще кусок цитаты лживой зашоренности: — «Его разговор с Николаем I хрестоматиен. После возвращения из ссылки в столицу поэт не отрёкся от своих казнённых товарищей, напротив — заявил императору, что будь он 14 декабря в Петербурге — обязательно оказался бы на Сенатской площади. И это — трус?»
> Подлый трус и лжец. Почему не был-то на площади? Пушкиноиды для начала могут съездить в Михаловское и посмотреть на статую зайца. Про пушкинскую ложь «знатоков» тоже надо натыкать носом в первоисточник? Сами не знают или лицемерят по примеру идола?
> Про зайца надо читателю пояснить. Пушкин, находившийся в декабре 1825 года в ссылке в родовом имении Михайловское, узнал о готовящемся восстании декабристов и выехал в Петербург, чтобы принять в нем участие (по другой версии – удрать из России). По его воспоминаниям, неожиданно дорогу перед санями перебежал заяц и Пушкин, напуганный дурной приметой («герой»!), повернул назад. Не будь зайца, нашел бы другое обоснование своей трусости. Царю (который, вопреки легенде, покровительствовал Пушкину) наврал, как всегда. Пример безусловной лжи и трусости.
> Зато последователи Пушкина повторили его «подвиг» – также трусливо сбежали. Пушкин — от восстания декабристов, последователи — от ответа, что же такого великого сделал Пушкин?
> Или другой пример лжи. «В июле 1826 г. П. послал через губернатора письмо государю, с выражением раскаяния и твердого намерения не противоречить своими мнениями общепринятому порядку». Может Пушкин выполнил обещание? Ничуть не бывало. Пожалуй, и нет обещаний, включая семейные, которых бы этот патологический лжец не нарушил.
> Кстати, миф, что Пушкин «геройски» ответил царю также надо развенчать. Их отношения к декабристам были совсем другие. Конечно, декабристы что-то использовали, в частности стих «Кинжал» (у кого Пушкин украл?) для клятвы цареубийства. Но, сначала процитируем отзывы Пушкина о царе.
> В письме к жене в апреле 1834 года, Пушкин перечисляя царей, о Николае 1 пишет: «от добра добра не ищут». (Пушкин, ПСС, т. 15, 1948, с. 129-130.)
> Еще раньше, в 1826 году, приехал вдруг ночью к Пушкину жандармский офицер, велел сейчас в дорогу собираться, а зачем — неизвестно. Арина Родионовна плачет (по всей стране сыск, аресты, недавние казни декабристов, и т.д.), а Пушкин (по рассказу кучера Петра) с олимпийским спокойствием утешает: «Не плачь, мама, сыты будем; царь хоть куды ни пошлет, а все хлеба даст» («Pусская старина», 1899, № 5, с. 273-274.). Очень странно, не правда ли?
> Как проходила встреча Пушкина с царем? Разговаривали они долго, больше часа (Дельвиг) или двух (Локателли). В основном обсуждали декабристов и восстание. К примеру.
> — Николай 1: «Можно ли любить такого негодяя, как Кюхельбекер?»
> — Пушкин: «Мы, знавшие его, считали всегда за сумасшедшего …» (Лорер Н. И. Записки декабриста, с. 205.)
> Далее: «Подавая руку Пушкину, его величество сказал: »Я был бы в отчаянии, встретив среди сообщников Пестеля и Рылеева того человека, которому я симпатизировал и кого теперь уважаю всей душою. (Лакруа П. История жизни и правления Николая I, т. 2, . 399, перев. с фр.; — Военный сборник, 1868, № 3, с. 84.)
> В конце встречи Николай говорит «Господа, это Пушкин мой!» (Вацуро. Пушкин в воспоминаниях, т. 2, с. 56.)
> Т.е., когда появилась несомненная улика — показания арестованных заговорщиков о революционизирующем значении его стихов, когда ближайшие его друзья идут на каторгу, а знакомые — погибают на эшафоте, его освобождают и обещают покровительство. (Вацуро В. Э. Пушкин в воспоминаниях, т. 1, с. 16-17.)
> Об отношении Пушкина с декабристами пишет и другой нейтральный свидетель – чиновник 3 отделения Попов: «(Пушкин) совершенно чужд преступлений декабристов» ("Pусская старина", 1874, № 8, с. 690-691.)
> Так что, скорее следует рассмотреть иной вариант личности Пушкина – не друга, а шпиона на службе и провокатора среди декабристов.
> «Филология» означает «любовь к логике». Давайте проверим наличие логики у авторов письма, для чего приведем еще две их цитаты.
> Первая: «Царь распорядился увезти прах Пушкина тайно, под покровом ночи. Тургенев имел особую подорожную: только с ней тело можно было вести на перекладных.»
> Вторая: «"На похоронах Пушкина … был весь город", — пометил в записной книжке поэт Пётр Вяземский». Так тайно от всех похоронили Пушкина или был весь город? Одно другое исключает.
> Если кто-то и приходил к Пушкину, так в среде народа всегда найдутся дегенераты, по русскому фольклору (неизвестному «мастодонтам культуры»): «маньяк маньяка видит издалека». Но, судя по действиям Бенкендорфа, народ действительно приходил, только не с благоговением перед «великим», а чтобы плюнуть (для предотвращения этого деяния он послал часовых).
> Декабристы также, к которым примазывался Пушкин, как «друг» (беседа с царем, «Послание в Сибирь»), послали «великого и русского» подальше … от себя, и никого не волновала смерть мерзавца и извращенца русской культуры.
> Вспомним, как умирал Пушкин по сообщению врача И. Даля – по затихал, то приходил в себя. Вообще-то реаниматорам известно, что люди с чистой совестью умирают спокойно, а негодяи долго агонизируют. Если бы люди после его смерти приходили с благоговением, никакой охраны не надо было бы. Увы, при выносе ящика с гробом (чтобы его везти на погребение) охрану усилили до 15 жандармов.
> «Знатоки» цитировали «про весь город на похоронах».
> Как же на деле Пушкина похоронили? Выкопали неглубокую ямку (считается, из-за морозов), положили ящик с гробом и фактически только присыпали снегом – кинули как бомжа. Его лучший друг А.И.Тургенев, бывший на похоронах, так и не вернулся «со всем Петербургом» привести в порядок могилку, он сразу забыл о ней. Только весной соседский сторож по доброте души зарыл ящик (чтобы не вонял и не привлекал всех собак – по заслугам и «честь»). Причем, никто из родных (Пушкина) на могиле так и не был (кого волнует такая сволочь?), жена приезжала только раз через два года. (Н.Добрюха. «113-я любовь. Пушкина не повесили, потому, что успели застрелить.» Версия №20(44) от 1-7.06.1999, с.23-24)
> Может быть маститые ученые и деятели русской культуры сообщат в газете имена настоящих великих русских поэтов? Тех, которых им запретили изучать и упоминать большевики? А они их знают? Нет, разумеется. Большевистские приказы исполняются неукоснительно.
> Может быть после специального симпозиума (переводится «пьянка») сообщат имя отца российского театра? Нет, не того, которого большевики приказали «деятелям культуры» муссировать. А настоящего, запрещенного большевизмом, того, кто ставил сотни движущихся спектаклей. Где? На Красной площади.
> Еще цитата: «Первый биограф поэта Пётр Бартенев свидетельствует, как тщательно, скрупулёзно молодой Пушкин работал над словом. Таких свидетельств — множество. И это неуч?»
> Неуч, неуч! Вместе с его нынешними проповедниками. Во-первых, Бартенев не может быть принят за достаточно объективный источник, ввиду тенденциозности подборки материала. Во-вторых, «любители логики» могли бы у Бартенева заметить замечание о двойственности Пушкина (ныне говоря, шизофрении). В третьих, мы вновь наблюдаем обалденную хромоногость логики крутоостепенённых «любителей логики»: образование и работа над словом – разные вещи.
> Как Пушкин «работал над словом» говорят другие пушкиноиды, но не так фанатично-помешанные на своем идоле, но вначале об образовании.
> Кирпичников: — «В раннем детстве Александр П. не только не представлял ничего выдающегося, но своей неповоротливостью и молчаливостью приводил в отчаяние мать свою»; «П. вначале учился плохо (особенно трудно давалась ему арифметика)», в Лицее — Куницын, профессор логики и нравственных наук, пишет о нем: «Он (П.) способен только к таким предметам, которые требуют малого напряжения, а потому успехи его очень не велики, особенно по части логики».
> Больше Пушкин не учился, а ёрничал по поводу мировой литературы и культуры. Впрочем, достаточно упоминания у того же Бартенева о «юродстве поэта».
> «Трудолюбивейшая работа над словом» Пушкина? Кого цитировать – посторонних, дружков, самого Пушкина в опровержение?
> Пушкин: — «во Пскове вместо того, чтобы писать седьмую главу Онегина, я проигрывал в штос четвертную» (письмо Вяземскому 9 ноября 1826).
> Или лучше просто сравнить его «работу». Предположительно, гуманитарии слыхали про стихотворение Пушкина ««Памятник»?» Некоторые строчки помнят? А стихотворение Державина «Памятник» (с тем же названием) помнят? Нет?
> Цитируем первые строки (Державина!!!): «Я памятник себе воздвиг…», «Так!— весь я не умру,…», «От тлена убежав,…», «Слух пройдет обо мне…», «Что первый я дерзнул…». Ничего не напоминает? Наверное, они думают, что Пушкин все свои «труды» сам сделал. Ха.
> Тогда уж может всю великую русскую культуру начнем не с Пушкина, а с Ленина или Ельцина с Моисеевым?
> Интересно, если крупнейшие ученые, культурологи, разные там члены продемонстрировали своим письмом полнейшее невежество, ведут пропаганду низости, подлости, лжи, порока, то чему они учат студентов в учебных заведениях и народ в печатных и прочих изданиях? Ответ риторический. Не поэтому ли филфаки и журфаки страны практически превратились в Лицей времен Пушкина, т.е. бордели?
> (Прямо пишет Корф, но вот как (политкорректно) пишет Кирпичников: «иные, как например любимец лицеистов А. И. Галич, участвовали в пирушках своих аристократических учеников и мирволили им в классах и на экзаменах. Даже самая свобода или, точнее, безнадзорность приносила некоторый вред слишком юным «студентам», знакомя их с такими сторонами жизни, которые выгоднее узнавать позднее». – Напомним читателю, что Кирпичников и Кони являются поклонниками Пушкина и затем правили свои статьи в пик большевизма и по определению правду сообщали в весьма «обтекаемых» выражениях. Как бы правда выглядела без давления и угрозы репрессий? Даже в статье «Нравственный облик Пушкина» А.Кони с первых же строк уклоняется от темы нравственности (она не доказуема, как и «величие») и начинает убеждать в религиозности Пушкина, которую позже сам же опроверг в статье «Лермонтов».)
> Разумеется, в Лицее учились и порядочные люди. Впрочем, распутству Пушкина не надо было учить — знаком с малолетства. В Лицее только довел до мастерства.
> Карамзин писал Вяземскому (после отправки Пушкина в Екатеринослав): «Долго описывать подробности; но если П. и теперь не исправится, то будет чертом еще до отбытия своего в ад» ("Русск. Архив", 1897, No 7, стр. 493).»
> Пушкин исправился? Нет. Значит, и есть адская тварь. Теперь посмотрим, какого же числа опубликовано поклонниками Пушкина «возмущенное» письмо — 13 ?! Совпадение? Или чертовщину, напавшую на Россию в начале 20 века еще не загнали обратно? Опять зашевелилась?
> В общем-то, что взять с несчастных деятелей культуры, если даже пушкинисты изворачиваются наизнанку и извращают факты, пытаясь под большевистскую установку доказать, что черное — это белое. К примеру, Литвинова в статье «Семейственная неприкосновенность (К истории последней дуэли А.С.Пушкина), журнал «Заповедник», № 62, февраль 2005» сообщает (наперекор всем фактам) что «Пушкин не был ревнив», и по традиции «академиков» вешает «всех собак» на Наталью.
> *
> Рассмотрим основные вехи жизни Пушкина (может действительно найдем, что-то великое?), стараясь «великий русский язык» Пушкина, принесенный им в литературу, заменять многоточием.
> Родословная Пушкина (Кирпичников):
> «Федор Матвеевич (П.), уличен был в заговоре против государя и казнен» (криминал?);
> «Прадед мой Александр Петрович ... умер весьма молод, в припадке сумасшествия зарезав свою жену, находившуюся в родах» (помешанный бандит);
> «дед мой был человек пылкий и жестокий. Первая жена его, урожденная Воейкова, умерла на соломе, заключенная им в домашнюю тюрьму …, вторая жена его, урожденная Чичерина, ... была на сносях и чувствовала себя нездоровой, но (он велел ей одеться и ехать). Дорогой ... в карете разрешилась чуть ли не моим отцом» (а чьим? это как?);
> («родной дед поэта, Осип (он же и Януарий), женатый на дочери тамбовского воеводы Пушкина, Марье Алексеевне, женился, говорят, вторично, подделав свидетельство о смерти жены») (жестокость и подлость).
> «отец поэта, Сергей Львович, ... всю жизнь он оказывался неспособным к практическому делу. Дома вспыльчивый и раздражительный… Его любимая поговорка: que la volonte du ciel soit faite (была) только фразой, которою он прикрывал свой эгоистический индифферентизм ко всему на свете»; (бездельник и пофигист)
> «(Дед по матери) Ганнибал. Это была «мягкая, трусливая, но вспыльчивая абиссинская натура», наклонная «к невообразимой, необдуманной решимости» (Анненков, «П. в Александровскую эпоху», стр. 5). Сыновья его унаследовали его вспыльчивость; крепостных людей, возбудивших их гнев и ими наказанных, «выносили на простынях»» (беспредельная жестокость к слабым);
> В русской культуре есть такая мудрость: «яблоко от яблони недалеко падает». Все эти гнуснейшие качества предков (помешательство, подлость, агрессивность, трусость, пофигизм, жестокость) унаследовал и Пушкин, о чем пишут все его дружки и он сам, но славословы Пушкина «слепые», что им приказано, то и долдонят. Вообще, в родословной Пушкина приличных людей большой недостаток. Ни способностей, ни воспитанию просто неоткуда взяться.
> Относительно помешательства Пушкина цитируем.
> Лучший дружок: — «Какая бестия! Надобно нам посадить его в желтый дом: не то этот бешеный сорванец нас всех заест, нас и отцов наших».(Вяземский пишет Жуковскому 25 апр. 1818 г.).
> Лицеист Корф, учившийся с Пушкиным: — «Бешеный, с необузданными африканскими страстями» Пушкин не имел, по его словам, ничего любезного и привлекательного в своем обращении; в Лицее он предавался распутствам всякого рода, проводя дни и ночи в непрерывной цепи вакханалий и оргий. (Воспоминания М. А. Корфа (1800-1876) — в книге Я. Грота «Пушкин, его лицейские товарищи и наставники», СПб., 1887, стр. 253-283)
> Сумасшедшие в прямой родословной Пушкина. Два расхваливателя Пушкина впоследствии также помешались – Достоевский (картежник с маниакально-депрессивным синдромом белых ночей) и ближайший ученик Пушкина Гоголь (все о себе сказал в «Записках сумасшедшего»).
> То, что Пушкин лечился с диагнозом «маниакально-депрессивная психопатия» пишет его личный врач («по ссылке газеты «Версия» №15(39) за 20-26.04.1999 г. «Сумасшедшие всех времен и народов»). Все его поведение и «творчество» демонстрирует психическую ненормальность (Ц.Ломброзо «Гениальность и помешательство») и совершенно очевидно всем изучающим модный ныне психоанализ Фрейда (если бардак в голове, то бардак и в штанах, и наоборот).
> Понятно, если сумасшедшие (Достоевский, Гоголь, и др.) восхваляют другого сумасшедшего (Пушкина). А то, что внешне нормальные деятели культуры расхваливают сумасшедших, как-то удивительно.
> Всем очевидно помешательство Пушкина: друзьям, врачам, образованным людям, но апологетами Пушкина это опровергается. Интересно, каков будет результат обследования всех этих апологетов?
> Кроме отсутствия способностей с детства, (см. выше), Пушкин не имел никакого воспитания в семье, полная разнузданность нравов (пъяные, распутные и картежные гувернанты и гувернантки) – «оборванная и пьяная дворня с баснословной неопрятностью», гувернант – картежник Шеделе, и т.д. (Кирпичников)
> В «Братьях-разбойниках» прекрасно обрисовано происхождение преступления. Сначала сиротство и одиночество, отсутствие детских радостей, затем нужда, презренье окружающих, потом «зависти жестокое мученье», наконец, забвенье робости и «... совесть отогнали прочь!» (Кони. «Нравственный облик Пушкина»).
> Идентично с биографией Пушкина. С себя Пушкин писал. Фонтанирующая безнравственность до преступности.
> Ввиду ничтожной морали, воспитания и происхождения, преступные и развратные наклонности Пушкина проявились с ранней юности. Несмотря на то, что большевики все тщательно уничтожали или скрывали факты (говорят, еще Жуковский сразу после смерти Пушкина уничтожил компроматные для Пушкина письма), а во многих текстах «многоэтажные» матюги заменяли многоточием, кое-что сохранилось. В частности, «Тайные записки Пушкина 1836-1837 года». Вначале их обнародовали за рубежом, затем выложили в Интернете (mipco.com), но теперь только продают. (Вообще, существующие ныне компьютерные технологии позволяют с хорошей вероятностью определять авторство. Первые проверки, как минимум, не отрицают пушкинскую руку). Там Пушкин описывает, как насиловал и совращал дворовую девочку Оленьку. Сексуальное насилие над детьми является нормой и высокой нравственностью? Ах, да, Россия (по пророчеству Гоголя), через 200 лет «доросла» до Пушкина.
> А на каком основании Пушкин считается русским? Приказали или намеренно извращают? Может ли английский гуманитарий считаться немецким, немецкий – арабским, арабский – русским, русский – японским, и т.д.?
> Дело в том, что все общение и воспитание Пушкина изначально, проходило только на французском языке. Библиотека (в основном эротического содержания) была на французском, его первые «труды» были копированием французов ("L'Escamoteur" — рабское подражание Мольеру, «La Tolyade» — по образцу франц. пародий XVIII в. и др.). Отсюда и русский язык Пушкин также более-менее сносно освоил только в возрасте около 10-12 лет.
> Весь его внутренний мир также французский, причем, всю его жизнь. Более чем через десять лет Пушкин пишет брату (ноябрь 1824): «Библию, библию! и французскую непременно!» (Пушкин, ПСС, т. 15, 1948, с. 129-130.)
> Русские люди Библию читают на русском!
> Он постоянно думал только по-французски. Очень хорошо это демонстрирует описание поведения Пушкина незадолго перед дуэлью. Старушка-няня рассказывала, что дав прислуге приказ не принимать письма, сам вырывал их из рук слуги, бросался в кабинет и что-то там громко кричал по-французски (!) (С. Макеев, «Дуэль Пушкина». Совершенно секретно №3, 2005). Язык общения, на котором человек ведет внутренний диалог с самим собой или воображаемым оппонентом есть главный признак его национальной культуры.
> В Лицее также он носил кличку «француз». За язык, культуру и повадки. Напомним читателю, что это было время войн Франции с Россией и величайшими разрушениями от Наполеоновского нашествия. Так же как «фашист» после второй мировой войны и «француз» — во время Первой Отечественной, нельзя было придумать худшее определение и более точное отображение омерзительнейших качеств Пушкина. Нынешние поклонники Пушкина этого не знают или не хотят знать?
> Если поведение Пушкина вызывало у лицеистов отвращение, то какие чувства в ответ должен испытывать Пушкин? Он этого и не скрывает – если он и восхищался природой России, то к самой России он испытывал лютую ненависть.
> «К чему стадам дары свободы? Их должно резать или стричь» ("Свободы сеятель пустынный...")
> «Я, конечно, презираю отечество мое с головы до ног, но мне досадно, если иностранец разделяет со мной это чувство» (Письмо к Вяземскому из Пскова, 1826).
> Отметим, иностранцев Пушкин тоже не любит (а кого он любит?). Почему?
> Дело в том, что в Петербурге был светский салон гр. Нессельроде. Хозяйка, графиня Мария Нессельроде (урожденная Гурьева) по воспоминанию Корфа обладала «необыкновенным умом и железным характером... Ее дружба была неизменна, заботлива, охранительна, иногда до ослепления пристрастна... Но вражда ее была ужасна и опасна. Она любила созидать и разрушать репутации». Понятно, куда попал Пушкин со своими выходками и амбициями – в недруги. Пушкин панически боялся ее, никогда не ходил в салон и даже запрещал это Наталье Николаевне.
> Однако, вокруг этого салона в основном группировалось немецкое общество. Как Пушкину «отомстить» недругам? А вот как. Когда немка, управляющая в Михайловском, якобы оскорбит крепостную няню Арину Родионовну Яковлеву, Пушкин уличит первую в воровстве и выгонит с позором. Заметим, не за оскорбление, а за сфабрикованное Пушкиным воровство. Короче, отыгрался на слабых и беззащитных – злобная мстительность (его стандартный способ пакостить приличным людям, другие примеры ниже).
> Или А.И.Тургенев, который всеми способами проталкивал Пушкина и покрывал его подлости, а затем сопровождал гроб на кладбище в одном из своих писем также называет себя европейцем (не русским!).
> Короче, Пушкин по всем признакам – оголтелый французский шовинист.
> Теперь вспомним его лучшего ученика – Гоголя, в письме XXVII написавшего: «Россия не Франция; элементы французские — не русские». Что ж тогда Пушкина приписал к русским, тогда и ныне – через 200 лет (язык, дух, и прочее)?
> Будучи французской сволочью, Пушкин пакостил всеми доступными ему способами: обливание грязью выдающихся людей, осквернение красивых и благородных женщин, извращенный плагиат и издевательство над литературой, пародирование и искажение истории России, …
> Общеизвестна история с генералом Воронцовым. В письме к брату от 25 авг. 1823 г. Пушкин описывает: «Между тем приезжает Воронцов, принимает меня очень ласково, объявляет мне, что я перехожу под его начальство, что остаюсь в Одессе». Пушкин удрал от надзора Инзова, якобы на лечение и очень радужно был принят в доме Воронцова, получив возможность заниматься в библиотеке, сто лет собиравшейся предками Воронцова (герой войны 1812 года, под Бородино раненый штыком (генерал!), умело командовавший русским оккупационнным корпусом во Франции, затем наместником царя укреплял благосостояние Таврии и Новороссии).
> Как Пушкин «поблагодарил» Воронцова? Осквернил его жену. Когда оскорбленный Воронцов только отослал Пушкина прочь, тот ответил гнусной эпиграммой полной лжи и злобы — «Полу-милорд, полу-купец» (полу-мудрец, полу-невежда, полу-подлец). Уж кто тут полу-, а кто абсолютный невежда и подлец, нормальным людям очевидно.
> Когда этот злобный и подлый тип — Пушкин приехал в Михайловское, история повторилась. Как мы знаем, Пушкин — гуляка, потаскун и развратник был большой. Вначале родные приняли его сердечно (письмо № 76), но затем, когда отец отказался дать денег на кутеж, Пушкин напал на него и избил, или пытался избить. После угрозы отца об уголовном наказании завопил Жуковскому: «спаси меня!», а затем и отца облил грязью, написав «Скупой рыцарь».
> Пушкин так обращался со всеми: нагадить, обмануть, украсть, осквернить, ... Но если ему мешали делать гнусности и подлости, тут же мстил ложью, оскорблениями, наветами и кляузами, «защищал свою честь» показушными дуэлями. Также эта злобная мстительная тварь позже разделалась и с немкой-управляющей за «петербургские обиды».
> Запомним метод, Пушкин всегда применял его впоследствии.
> Впрочем, Пушкину и повода не надо было, бросался на всех. Есть мемуарный рассказ графа Соллогуба о том, как он, боготворивший Пушкина, совсем неожиданно, беспричинно получил от своего кумира вызов на дуэль, но решил ни в коем случае не стрелять в Пушкина, однако несколько месяцев не мог избавиться от этого кошмара, пока удалось кое-как успокоить и умиротворить Пушкина. Что за странная дуэлемания Пушкина?
> Обратим внимание еще на одно обстоятельство. Перед ссылкой на юг (после хулиганства) прошел слух, что Пушкина выпороли, что его взбесило, и он сообщает: «я соображал, не следует ли мне прибегнуть к самоубийству... Я решился высказать столько негодования и наглости в своих речах и своих писаниях, чтобы, наконец, власть вынуждена была обращаться со мною, как с преступником» (из не отосланного письма Александру 1).
> Из ссылки в Михайловском в 1824 писал Жуковскому: — «Спаси меня хоть крепостью, хоть Соловецким монастырем», и думал о самоубийстве, находя, что «глупо час от часу вязнуть в тине жизни».
> Если он постоянно думал о самоубийстве, но почему не совершил его? Это очень хорошо известно специалистам (психиатрам-криминалистам) — неимоверная трусость. Дело в том, что дегенеративная особь очень хорошо понимает, что никому не нужна – ни себе, ни обществу. И такой экземпляр подсознательно мечтает умереть. Но, покончить самоубийством из-за трусливой душонки также не может. Поэтому, он совершает преступления, что бы его убили (страдать он тоже не хочет, поэтому прячется от любого другого наказания). Если остается жив, чуть позже совершается еще более жестокое преступление.
> К примеру, почему в одной из дуэлей (с Зубковым, тот промахнулся) Пушкин выстрелил в воздух. Добряк? А как же «честь» которую он якобы защищал? Плевал Пушкин на «честь», у него ее никогда не было. Пушкин мечтал подохнуть, а когда пуля прошла мимо, эта надежда рухнула, стрелять в Зубкова уже не имело смысла – Пушкин подвергся бы жесточайшему наказанию, но не смерти (приговоры суда на повешение утверждал царь, чего почти никогда не делал). Все показушные «дуэли» — очередной признак ничтожной душонки и беспредельной трусости.
> То, что Пушкин – сексуальный маньяк, тоже нужно доказывать, или достаточно биографии Пушкина и его слов кн. Вяземской: — «Натали – моя сто тринадцатая любовь (!!!)»? (Добрюха, 113-я любовь). Сколько же женщин он испоганил просто так, без «любви», и наструганных детей кинул, один Пушкин знает.
> Но, как Пушкин писал, какие «гениальнейшие» произведения, как широк круг его «творчества»: — «повести», рассказы, сказки, стихи, эпиграммы, и т.д.
> Давайте разберемся, что же там Пушкин на самом деле по-написал.
> Напомним, что первые писания Пушкина на французском языке (см. выше) являются копией Мольера и французских пародий. Отметим это – копии и пародии.
> Первое напечатанное стихотворение: «Другу-стихотворцу» (4 июля, в №13 «Вестника Европы») опять есть подражание любовной и вакхической лирике и отчасти сатире французских и русских учеников и продолжателей Горация. Вообще, из французских поэтов Пушкин больше всего подражал Парни, из русских — Батюшкову, Жуковскому.
> Дальнейшие стихи (1814 г.) переполнены безразборной похотью ("К Наталье", «К молодой актрисе», «Красавице, которая нюхала табак», «К молодой вдове», и т.д.). К какой «Наталье»? (Гончарова Наталья Николаевна только родилась — 1813).
> На экзамене Пушкин прочел стихи «Воспоминания в Царском Селе», написаное (по совету Галича) в державинском и даже отчасти ломоносовском стиле (кто такой Галич, упомянуто выше). Считается, что Державин похвалил Пушкина, но мы видим тоже самое – копирование и подражание (Державин не знал, что Пушкин будет плагиатить его стихи).
> Дальше Пушкин пишет поэму «Руслан и Людмила». «Гениально» надергал отовсюду кусков и исковеркал.
> Имя героя и некоторые эпизоды (напр. богатырская голова) взяты из «ународившейся» сказки об Еруслане Лазаревиче, которую он слыхал в детстве от няни; пиры Владимира, богатыри его взяты из Кирши Данилова, Баян — из Слова о Полку Игореве: сам П. указывает (песнь IV и соч., V, 120-1) на «Двенадцать спящих дев» Жуковского, которого он дерзнул пародировать, и на «смягченное подражание Ариосту», из которого взяты некоторые подробности (напр. битва Руслана с Черномором) и даже сравнения. Еще ближе связь «Руслана» со знаменитою «Pucelle» Вольтера, которого П. уже в «Бове» называет своею музою; … Еще важнее и несомненнее, как доказал профессор Владимиров, непосредственные заимствования П. из «Богатырских повестей» в стихах ("Алеша Попович" и «Чурила Пленкович»), сочиненных Н. А. Радищевым (М., 1801) и основанных на «Русских Сказках» М. Чулкова (1780-1783), оттуда взято и имя героини, и многие подробности (цит. по Кирпичникову).
> Что хорошего в это «поэме», чему она учит? Бандитизм, подлость, предательство, цинизм, похоть, и прочие низменные инстинкты. Однако, расхваливая бред Пушкина, его апологеты считают «находкой» извращение до «художественной формы» того, что считалось тогда «преданьем старины глубокой». То есть, исказить и исковеркать были, легенды и историю Руси – хорошо? Что еще ожидать от злобного французского шовиниста?
> Практически все его произведения такие же: у кого-то украсть, сплагиатить, исковеркать и пародировать. Одним из первых он начал копировать Байрона. Достаточно высказывания Воронцова (про его библиотеку см. выше), что Пушкин был лишь «слабым подражателем далеко не почтенного образца», т.е. Байрона. На что у Пушкина разыгралась мания величия (комплекс Наполеона) и злобы.
> Далее Пушкин пишет «Кавказский пленник». Можно ли считать «Кавказский пленник» каким-то достижением? Пушкин просто попал «в струю» на волне интереса к Кавказу. Действительно, он там употребляет много кавказских терминов (оружия, быта). В лучшем случае он основоположник кавказской поэзии, но еще бы разобраться, что он там насочинял и извратил, по своему обыкновению.
> Затем он пишет замаскированную под художественный вид автобиографию – «Братья-разбойники». Причем, среди плагиата — «сильные, исконно русские выражения, свидетельствующие о внимательном изучении народной поэзии», (т.е. переписывании), «стоят рядом с выражениями слишком искусственными, даже вычурными» (собственное творчество Пушкина).
> В михайловский период сочиняется «Борис Годунов» (под Шекспира), или, как сам Пушкин озаглавил его: «Комедия о настоящей беде московскому государству, о царе Борисе и о Гришке Отрепьеве».
> Опять мы видим издевательскую пародию на историю России. При чтении этой комедии литераторам в октябре 1826 г «кого бросало в жар, кого в озноб, волосы поднимались дыбом» и пр. (Барсуков, «Жизнь и труды Погодина», II, 44). Эти чувства пушкиноиды почему-то называют «восторгом», а может правильнее будет называть ужасом и омерзением от лжи?
> Даже совет властей «переделать свою комедию, по нужном очищении, в историческую повесть или роман, наподобие Вальтер Скотта» не был выполнен. Вот только эта комедия и гнусная пародия на Россию, надерганная из кусков истории Карамзина, ныне считается чуть ли не официальной историей России.
> «Скупой рыцарь» – пасквиль на отца.
> «Моцарт и Сальери» – бред основанный на анекдоте об отношениях двух композиторов (наука доказала, что Сальери к смерти Моцарта отношения не имеет – но разве удержится Пушкин, чтобы приличных людей грязью не облить).
> «Пир во время чумы» — из пьесы Джона Вильсона ("The City of the Plaque", VI, 388, вышедшей в 1816 г.) и другие извращенные копии из The Poetical Works of Milman, Bowles, Wilson and Barry Cornwall" ("Поэтические творения Милмана, Боулса, Уилсона и Барри Корнуоллла", 1829, изд-во Галиньяни)
> В «Каменном госте» даже имена идентичны с байроновским персонажем. Хорошо бы только сплагиатил, однако, Пушкин тут же исковеркал Байрона — из его едкой иронии сделал комедию и издевательство над нравственностью.
> «Сказка о царе Салтане» – гнусный поклеп на Россию (русский царь с турецким именем Салтан подслушивает блудниц, пока он в походе жена рожает «не мышонку, не лягушку» с грузинским именем Гвидон, и т.д.) – у Пушкина все «сказки» такие, – пришел к блудницам пьяный, рыгнул в окно и сам туда же вывалился, пока «отдыхал», слушал треп блудниц: — «кабы я была девица, молвит третья блудница….»
> Пробравшись в архивы, он графоманит «Историю пугачевского бунта» — ее никто не покупает (продано было меньше половины книг), и ругают за ложь (прошло только полвека, народ помнит реальные события, вероятно, еще живы его участники).
> «Капитанскую дочку» никто не печатает. Затем, при печати и получении разрешения у цензуры Пушкину приходится скрывать имя автора. После печати тираж издания опубликовавшего «роман» стремительно падает, и т.д. Но, все понятно людям России: «исторический роман» – грязный навет французской сволочи на Россию.
> «Анджело» — переделка пьесы Шекспира «Мера за меру».
> «Альфонс садится на коня...» — вольное переложение одного из эпизодов французского романа графа Яна Потоцкого «Dix journees de la vie d'Alphonse Van-Worden», Paris, 1814.
> …
> Список плагиата с извращением бесконечен. А есть ли что такое, что Пушкин сам написал? Может «Евгений Онегин»?
> Допустим, он описывал себя – «Петербургская жизнь Евгения Онегина есть поэтически идеализированное воспроизведение … жизни П. по выходе из лицея» (Кирпичников).
> Но, разве мог Пушкин обойтись без воровства? Булгарин сообщал на страницах своей «Северной пчелы» что Пушкин украл у него сюжет и воспользовался им в 7 гл. «Евгения Онегина». Вмешался царь (благоволивший к Пушкину) и порекомендовал Бенкендорфу наказать Булгарина, вплоть до закрытия его газеты. Только, похоже, Бенкендорф знал ситуацию и разъяснил царю — никаких мер к Булгарину не было применено.
> Кстати, что хорошего в «Евгении Онегине»? Осквернить невесту друга, затем его пристрелить, поиздеваться над любовью Татьяны и домогаться когда она станет замужней, известной и богатой, это нормально? Высоченная нравственность и образец для подражания?
> Во всех произведениях Пушкина прослеживается тот же почерк, что и в первых его «трудах» – или украсть сюжет (и извращенно скопировать) или устроить пародию и комедию.
> Он и сам пишет «Мысль пародировать историю и Шекспира ясно представилась, я не мог противиться двойному искушению и в два утра написал эту повесть» (из неопубликованной при жизни Пушкина заметки о «Графе Нулине» (1830).
> Этим он только и занимался: озлобленно пакостил и пародировал историю России и достойных писателей. Причины мы знаем (обсуждались выше). Впрочем, современники Пушкина это тоже прекрасно знали. К примеру, в 1829 г. «Вестник Европы» утверждал, что «поэзия Пушкина — просто пародия».
> Когда же Пушкин не имел образца пародирования – получался полный провал. Та же «История пугачевского бунта» (там сухие факты и документы, плюс ложь, т.е. «воображение» Пушкина) или «Дубровский» ставший заурядным разбойничим романом (Кирпичников). Ныне в школах ученики не читают его, презирают, не смотря на расхваливание пушкиноидами и насильственные попытки учителей его навязать.
> Так что исследовать «творчество» Пушкина совершенно бессмысленно, нужно исследовать первоисточники – тех писателей и поэтов, которых Пушкин переписывал. Собственные же «великие творения» Пушкина оказываются существенно ниже среднего уровня.
> Впрочем, «творчество» Пушкина многократно оценивалось (тем же Белинским), нас же интересует личность «великого и русского».
> Что же обнаружились? Пушкин — французская сволочь до «мозга костей» с шовинистическими наклонностями, люто ненавидящий Россию; алкаш, потаскун и сифилитик с бандитской родословной и полным отсутствием воспитания, сексуальный маньяк помешанный на комплексе наполеона и неполноценности; злобный мстительный негодяй с беспредельной трусостью и тайным желанием подохнуть; все опоганивающий лжец: лучших людей России и мира, красивых и благородных женщин, историю, литературу и культуру; добивающийся успеха только путем воровства и плагиата талантливых произведений других авторов.
> Когда некоторые вслед за Достоевским говорят: — «это все наше», мягко говоря, это очень печально.
> Как же словосочетание, подслушанное Пушкиным в высшем российском обществе – «гений и злодейство несовместимы»? Пушкин при таких делишках злодей или гений?
> Это все его «лучшие» качества? Увы. Отбросим большевистскую версию о «белом и пушистом гении», которого «гноил и преследовал жуткий царский режим» и который пошел на дуэль якобы для защиты своей «чести». В нее совершенно не укладываются сообщения и поступки современников и очевидцев дуэли, что просто игнорируется или извращается пушкинистами.
> Впрочем, искажать и переворачивать историю, изворачиваться, лгать и обливать грязью приличных людей — это вполне в духе Пушкина и пушкинизма.
> Зададим вопросы, почему лучший друг Пушкина – Вяземский, по свидетельству племянницы С.Н.Карамзиной, за три дня до дуэли сказал: «Я закрываю свое лицо и отвращаю его от дома Пушкиных».
> Мнение современников о Пушкине после(!) дуэли «за честь».
> Булгарин: «(П.)… человек был дрянной». Ладно, будем считать Булгарина недругом и потому не объективным.
> Почему Идалия Полетика, троюродная сестра Натальи Николаевны, впоследствии узнав, что в Одессе собираются ставить памятник Пушкину, сказала, что специально приедет, чтобы плюнуть на него? Значит, были причины столь яростной ненависти и очень веские.
> Паскевич в письме царю пишет: «(П.)… человек он был дурной». Не смотря на то, что Николай 1 благоволил Пушкину (вернул из ссылки, разрешил работать в архиве, дал хорошую должность и справку о благонадежности, благодаря чему Пушкину удалось жениться на Наталье Николаевне, 20000 рублей на печатание «Истории пугачевского бунта, и т. д.) на такое определение в письме Паскевича он соглашается: «Мнение твое о Пушкине я совершенно разделяю...» (Вересаев В. В. «Пушкин в жизни»).
> Что изменилось с дуэлью? Будь дуэль действительно за честь Пушкина или его жены, мнение было бы совсем другое. Однако, симпатии общества очевидны.
> Императрица: «я полностью за Дантеса … бедный рыцарь, Пушкин … грубиян». (Добрюха. 113-я любовь) Императрице нет нужды кому-то льстить или думать о карьере (чем пушкинисты объясняют мнение о Пушкине других людей).
> Почему Дантес «бедный» и почему «рыцарь»? Значит, это Дантесу пришлось защищать честь! А негодяй – Пушкин, специально нарывался подстегиваемый подлостью и мистицизмом «о белом человеке, белой лошади или голове».
> Почему за «последующие полтора столетия попыток биографии было много, но ни одна из них даже близко не подошла к тому, чтобы стать признанной в общественном мнении удачей»? (Ирина Сурат. «Биография Пушкина как культурный вопрос». Новый Мир, 1998, №2).
> Не может быть правдивой биография, где мерзкую дьявольскую тварь расписывают под светлого ангела.
> Попробуем воспроизвести события.
> Известно, что в 1830 году Пушкин ухаживает одновременно за двумя девушками и каждой поет серенады о «безумной любви»; ходят упорные слухи о предстоящей его женитьбе на Екатерине Ушаковой, но предложение он делает восемнадцатилетней Наталии Гончаровой. (Баевский. «Новые документы о жизни и смерти Пушкина». Вопросы литературы. М., 2002, № 2). Какая уж тут любовь? Карьеризм и комплекс неполноценности со злобой – обе красавицы и из высших светских кругов.
> Они отвергают Пушкина. «Оскорбленный» Пушкин уезжает, но по своему характеру мстить всем подряд задумывает очередную подлость – прикидывается хорошим. Через своего протеже – царя, и прочих, устраивается в коллегию иностранных дел. (Письмо жене в Москву о царе – «от добра добра не ищут» (Пушкин, ПСС, т. 15, 1948, с. 129-130.).
> Царь назначает его историографом империи с правом работать в архивах. И Пушкин снова делает предложение Н. Гончаровой. Почему же во второй раз оно было принято? (Связи Пушкина не причем, у Гончаровых их больше – балы в Аничковом дворце, куда Пушкину доступа нет, даже императрица захотела иметь у себя портрет Натальи). Разумеется, в семье Гончаровых ему не верят и дополнительно требуют рекомендаций. Пушкин и тут, ради возможности пролезть в высший свет, выпрашивает справку о благонадежности у Бенкендорфа.
> Однако, главная причина другая. Вместе с должностью Пушкину назначают хороший оклад (5000 рублей), вероятно, с обещанием добавления, который он в грезах существенно преувеличивает, что расписывает будущей теще (в то время у Гончаровых были финансовые затруднения, что вероятно и сыграло роковую роль).
> Но, что 5000 рублей для тунеядца, гуляки, должника и картежника? Эта должность скоро будет брошена, и общий долг Пушкина вырастет до астрономической суммы – 130 000 рублей. Зато, «отомстил» России и временно успокоил свою манию — пробрался в высший свет и осквернил первую красавицу.
> Еще один нонсенс отмечает Баевский (там же). Получив согласие на брак «счастливый жених» пишет угрюмые и мрачные стихи («Бесы», «Элегия», «Гробовщик»). Любовью даже близко не «пахнет» — неизвестное Пушкину чувство.
> Теперь появляется приехавший в Россию Дантес. Считается, что он стал волочиться за Натальей ради развлечения или подавления слухов о мужеложестве. Однако, обливать их грязью только чтобы показать Пушкина «белым и пушистым», преждевременно.
> Заметим, что Пушкин, кроме клички «француз» имел еще кличку «обезьяна» (Добрюха. 113-я любовь). Не исключено, что красавец Дантес и красавица Наталья могли понравится друг другу (по мнению Баевского).
> В качестве «доказательства» обычно приводят письмо Дантеса Геккерену, где он иносказательно сообщает, что безумно влюблен в даму с тем же именем, что писала Геккерену. Макеев расшифровывает (Совершенно секретно), что писала Е. Мусина-Пушкина. Однако, имя начинающееся на Е. и Наталья – разные. Там были и другие дамы. К примеру, красавица, соперничавшая с Натальей по красоте Эмилия Мусина-Пушкина (или Е. — это Екатерина Гончарова?). Даже если имелась в виду Наталия, то Дантес от нее отстал, получив отворот, как сообщает в письме.
> Что же привело к угрозе его первой дуэли с Пушкиным? Дантес влюбился в Екатерину Гончарову, как сестру Натальи со многими ее чертами.
> Как же Пушкин? Разве мог это допустить? Екатерина Гончарова – фрейлина императрица и обязана отвечать всем высокоморальным требованиям. Если красавец Дантес ухаживает за Екатериной, значит, это достойная цель для осквернения – Пушкин тоже «влюбляется» в нее. Никогда нелюбимая Пушкиным жена Наталья давно забыта, пройденный этап. Секс-маньяк почуяв развлечение, возбуждается и начинает хамить Дантесу.
> А как же Наталья Николаевна и щекотливые записки Дантеса? К ней ли? Будучи фрейлиной императрицы, Екатерина не всегда могла быть на балах, Наталья гораздо чаще, и наверняка стала посредницей между сестрой и Дантесом. Общение Натальи и Дантеса вполне могло быть истолковано как ухаживания. И раздуто Пушкиным как повод для соперничества.
> Развитие отношений между Дантесом и Екатериной приводит Пушкина во все большую ярость, что заканчивается оскорблениями и вызовом Дантеса на дуэль. Нам известно из предыдущих событий, что Пушкин даже без причины вызывал всех на дуэль, начиная с друзей. А тут такой шикарный повод, причем, можно прикинуться «защитником чести».
> Единственный способ конфликта – придумать «казус белли» (повод к войне). До сих пор не было понятно, кто же прислал Пушкину и его близкому кругу «диплом ордена рогоносцев». Это сделал сам Пушкин, что убедительно доказал А. Королев («Тайна рокового диплома», газета «Культура» №22 (7430) 3 — 9 июня 2004г.)
> Итак, диплом получен (и как свидетельство подлога в большинстве экземпляров уничтожен Пушкиным и адресатами – до нас из 7 дошло 2, и один исчез в Третьем отделении – там дознались, что отразилось в решении суда после дуэли), оскорбления с вызовом на дуэль отправлены.
> Предложение Дантеса Екатерине опровергает все домыслы Пушкина и заставляет его взять обратно вызов на дуэль. Пушкин удовлетворен, «честь» защищена? Увы, как раз наоборот – Екатерина уходит к Дантесу, соперник побеждает и Пушкин «захлебывается желчью».
> Королев пишет, что Жуковский сохранил в записках и донес до нас ярость Пушкина, когда … весь его рассчитанный, казалось бы, до мелочей подкоп с дуэлью вдруг провалился. «Его бешенство», — записал Жуковский с недоумением, не понимая причин ярости Пушкина из-за того, что смерть отступила. (Королев)
> Как поступает злобная, подлая и мстительная тварь — Пушкин? Бесчестит Екатерину Гончарову, имея свободный доступ как к сестре жены.
> Слухи о бесчестии проникают в общество, но все думают на Дантеса, так как он ухаживал за Екатериной.
> В доме троюродной сестры Наталии (Идалии Полетика) происходит встреча и разговор Натальи Николаевны с Дантесом по поводу Екатерины и сделанной Пушкиным мерзости с возможностью дуэли или ее предотвращении. О встрече становится известно, что тут же трактуется Пушкиным (и потом всеми пушкиноидами) как посягательство Дантеса на Наталью Николаевну с угрозой застрелиться при отказе и становится официальной догмой.
> Что делают в этой ситуации другие персонажи? Напомним еще раз, что Екатерина была фрейлиной императрицы и могла потерять этот статус с жестким наказанием и позором всей семье. Вероятно, это имела в виду тетка сестер Е.И.Загряжская, письменно благодарившая Жуковского за помощь в улаживании ноябрьского конфликта и обронившая странную фразу: «...и так все концы в воду», т.е. выдача Екатерины за Дантеса.
> Дантес, возможно, еще не знал о случившемся или на самом деле сильно любил ее, или как благородный человек исполнил обещание взять Екатерину в жены.
> А вот как ведет себя Наталья Николаевна? С чего бы после бесчестия сестры она начинает всем видимый флирт с Дантесом и другими кавалерами? Должно быть, как минимум, презрение и отвращение. Нет, наоборот, Н.Добрюха в газете «Версия» за осень 1999 года приводит строки из письма Натальи к Дантесу: «ты сделал меня лучше». Не Пушкин, а Дантес сделал ее лучше!
> Если же бесчестье совершил Пушкин, все становится на свои места. Этим он обесчестил не только сестру жену, но и саму Наталью Николаевну. Она дала слово быть женой и хранить верность подонку Пушкину, она и держит это слово (это мы знаем из последнего скандала Пушкина с ней). Как же должна поступить благородная и гордая женщина? Хотя бы морально отомстить негодяю, что она и делает.
> Н.Добрюха пишет: «Жена (Н. Гончарова), после свадьбы сестры как с цепи сорвалась, никак не может остановиться и продолжает напропалую гулять с Дантесом, посещая что ни день вечеринки и балы» (113-я любовь). По той же причине и Дантес демонстрировал особое внимание к Наталье Николаевне. Заметим, что Екатерина никак не реагировала на это и стала врагом Пушкина.
> Почему же произошла последняя дуэль Пушкина с Дантесом? По той же причине. Разве маньяк может остановится, причем, если предыдущее преступление осталось безнаказанным? Наталья с Екатериной – пройденные этапы, и Пушкин находит новый объект, их третью сестру Александрину. Разумеется, похоть и «безумная влюбленность» зашкаливает.
> Об этом пишет С. Карамзина: «Александрина по всем правилам кокетничает с Пушкиным, который серьезно в нее влюблен» (письмо от 27.01.1837). Есть версия, что дуэль состоялась из-за нее (Скрынников, Дуэль Пушкина, СПб., 1999, с. 258.), однако, вероятно, Александрина послужила просто «спусковым крючком».
> Не исключено, что увидев новый объект вожделения Пушкина, Дантес также продемонстрировал ухаживания. В отместку Пушкин снова нападает на Екатерину, и вот тут-то Дантесу приходится защищать свою честь и честь жены от Пушкина, вызовом его на дуэль. Преступления Пушкина становятся известны обществу («концы обсохли») и от него отворачиваются даже близкие друзья, тот же Вяземский (цит. выше).
> Мечта Пушкина исполнилась – организм, истощённый сифилисом, развратом и попойками, получив легкое ранение, не выдержал – Пушкин подох. Черт с ним, пусть вечно горит в аду, по указке Вяземского.
> *
> Существует еще один серьезный вопрос: – почему среди всех маньяков, моральных уродов и помешанных именно «гнилой француз» Пушкин стал «великим и русским поэтом»?
> Поэзия, литература, культура не существуют сами по себе, а чему-то служат. Какой-то доминирующей группе, которую иногда называют элитой. Скажем, древние поэты восхваляли императоров, Державин с Ломоносовым и др. писали оды царям. Какой смысл? Грубо говоря — получить подачку (субсидии, благоволение, и т.д.). То есть, эти поэты обслуживали больших начальников, которых с некоторой натяжкой можно назвать элитой.
> Пушкин в отличии от них, наоборот, расхваливал толпу, криминальные элементы, чернь, (но также при возможности клянчил подачки).
> Разумеется, чернь и платила ему восторгами. И вознесла на «пьедестал» когда пришла к власти.
> Каким же образом Пушкин стал «русским и великим»? Пушкин не сам сочинял свои произведения, а плагиатил мысли, идеи, сюжеты, цитаты. Из выдающихся русских и мировых произведений и высшего российского общества. И переделывал под идеологию черни.
> Таким образом, Пушкин извращал идеи и мысли русского общества, загаживал. И обнародовал. Однако, часть логики, идей, понятий, терминов оставалась, поэтому большинство людей воспринимало эту кашу как свою, не сильно анализируя, и не задумываясь.
> В результате, Пушкин выступил в виде некоего вируса, замаскированного под «русского». Вирус размножился — начались социальные болезни.
> Таким образом, двойное предназначение Пушкина позволило ему занять доминирующие позиции в литературе. Чернь воспринимала у Пушкина свою идеологию, нормальный народ воспринимал у Пушкина элементы идеологии высшего российского общества, не замечая вируса. Подобного изощренного синтеза худшего и лучшего, грязи и светлых идей не наблюдается у других поэтов.
> Итак, почему этот вирус действовал не сразу и почему не был убит культурой?
> Как вирус, Пушкин замаскировался очень хорошо. Та же сказка «О царе Салтане». Внешние признаки — царь, бояре, хоромы, девицы. Внутренние — разврат, подлость, насилие, злоба, зависть. С другой стороны — многофункциональность: литература, поэзия, сказки, эпитафии, эпиграммы, письма, и т.д.
> Теперь посмотрим латентный (скрытый) период этого вируса. Пушкина пристрелили в 1837 году, через 80 лет (1917) чернь перевернула государство и восхвалила Пушкина.
> Проходит снова 80 лет — бешеный ажиотаж по Пушкину. И снова в стране бардак.
> Таким образом, латентный период вируса Пушкина 80-100 лет.
> Есть и другие, отличающиеся только латентным периодом и воздействию на разные уровни сознания людей и народов.
> Самый быстрый — реклама. Быстро одурачить людей, заставить что-то купить или вложить, и слинять или трансформироваться. Срок — обычно не более года.
> Предвыборная кампания. Замаскировавшись, под благовидным предлогом привести к власти какую-нибудь нечисть. Срок — сама кампания (необходимость дурачить народ) до года, власть — по большей части не более 10 лет.
> Литература и поэзия. Классический пример такого вируса, как Пушкин рассмотрен выше. Подмена сознания народа суррогатом. Срок — около 100 лет
> Следующий цикл — религиозное помешательство.
> Итак, все низменные черты характера и дела его (перечислены выше), присущие Пушкину, национальнами чертами русского народа не являются. Более того, всегда вызывали отвращение и порицание в русском народе, и в России. Да, есть люди, которым Пушкин нравится, но объяснить это они не способны. Это означает, что они зомбированы с раннего детства.
> Пушкин с Ко фактически создал литературу быдла и уничтожил всю культуру и мироощущение русского народа. И сделано это с помощью того, что сейчас называют грязной PR — технологией. Одних «купил» благозвучными стишками, других — историческим изложением, якобы русского народа, третьих, особенно детей — сказками, где за сюжетом идет обучение лжи, воровству, разврату, предательству, паразитизму, и т.д. А т.к. дети еще не привыкли к критическому анализу, это воспринимается ими как стереотип поведения, который реализуется в зрелом возрасте.
> Массовое внедрение в сознание таких установок приводит к социальным изменениям. Наиболее явно это проявилось в 1917 году. Высший класс был нейтрализован и извращен стереотипом Пушкина и Ко, быдло организовалось в банды Сталина, Камо и пр. грабителей, под руководством Ленина. В результате у России не нашлось даже батальона прихлопнуть эту банду.
> Как итог, Пушкин с подачи большевизма занял центральное место в нашем национальном и культурно-историческом «сознании», дегенеративному французскому маньяку и уроду приписывается «вершина нравственного величия». Увы, какая у него «нравственность», мы видели. Для большевизма понятна цель, но зачем это нужно сейчас? Т.е., зачем зомбировать детей, совращать и развращать молодежь, обманывать народ, превращая в истуканов (апофеоз мерзости и подлости, но «великий русский поэт» и все тут; моральный урод и вор, но «солнечный гений» и все тут), выдавая отбросы культуры за культуру, уничтожать историю и величие России? Это серьезный вопрос для власти.
> Что делать?
> На больших временных интервалах литература и культура определяют моральные установки общества и, в конечном счете, идеологию и политику. Смена парадигм общества обычно происходит не путем внедрения и принятия новых идей, а путем вымирания носителей старых установок. Однако, вирус «морали гнилого француза» самовоспроизводится путем зомбирования людей с детства и постоянной пропаганды «великий и русский».
> Поэтому, вероятно, следует ускорить вымирание вирусоносителей пушкинской антикультуры. Например, серьезно сократить число учебных заведений гуманитарного профиля. Из их выпускников все равно мало кто находит работу по специальности. Или сократить число «бугров» на этих специальностях, особенно из числа пламенных большевиков — пушкинцев.
> Высвободившиеся трудовые ресурсы или направить на пенсию, или предложить повышение квалификации в области оленеводства. На их место должны придти молодые, не зашореные большевистской пропагандой.
> Иначе народ без моральных ориентиров, как свихнувшаяся пушкинская обезьяна с дуэлями и бомбами, кидается на всех – наглядные примеры в истории России, и ныне за океаном.
> Освободившиеся громадные финансовые средства направить на восстановление реальной истории России. Она была полностью перевернута и переписана по крайней мере три раза (крещение Руси, романовский переворот и большевистский переворот), причем, каждый раз идентично – тотальным уничтожением неугодных и несогласных.
> Не пора ли избавляться от большевизма и скидывать иго его идолов?
> P.S.
> Чтобы узнать сущность человека, нужно его спросить, кто великий русский поэт. Если ответят — Пушкин, значит перед вами или быдло или зомби. Но если укажут другую фамилию, то наверняка порядочный человек. У русских, российской культуры, и вообще, приличных людей великие русские поэты совсем другие. Но, так как русская и российская культура уничтожалась столетия, мало кто знает настоящих великих русских поэтов, просветителей и движителей российской культуры. Кто назовет?
> Например, кто знает имена Батюшкова, Майкова, Воейкова, Петрова, Державина, Ломоносова, просветителей Новикова, Хераскова?
> А имя НАСТОЯЩЕГО ВЕЛИКОГО РУССКОГО ПОЭТА? Быдло старалось забыть и стереть его имя. Не пришло ли время вспомнить историю и российскую культуру, и послать быдло вместе с Пушкиным подальше?
> Например, у Батюшкова есть два варианта одного стихотворения. В одном из них он пишет:
> "Насмешник, грозный бич пороков,
> ПОЭТ ВЕЛИКИЙ Сумароков".
> (В другом варианте — «замысловатый Сумароков»).
> Скажем, Воейков писал:
> "О, будь благословен, гонитель, бич пороков,
> ОТЕЦ РОССИЙСКОГО ТЕАТРА, Сумароков".
> Много других подобных стихов у других поэтов, например, эпитафия Майкова на могиле Сумарокова, и др. Между Сумароковым и Пушкиным около 25 лет, язык один. Однако, Пушкина в начале 20 века пушкинисты «причесали» под современный язык, в результате чего Пушкин стал «создателем современного языка и литературы», а Сумароков остался в оригинале, его трудновато читать, и забытым. Не пора ли восстановить реальную историю и литературу России?

Комментарии (0) [Ответить]

Последние сообщения

Re: Особые Меры Следователя СК Бландова Прохор хороший более 2-х часов назад
Re: Следователь СК СЗАО Бландов плевал на закон Эдурд мирасян более 2-х часов назад
Re: Следователь СК СЗАО Бландов плевал на закон Пегас более 2-х часов назад
Re (3): Мчащийся по дороге беспредела. Следователь СК по СЗАО Сергей Бландов Рокки более 2-х часов назад
Re: Мчащийся по дороге беспредела. Следователь СК по СЗАО Сергей Бландов Буран более 2-х часов назад
Re: Следователь СК СЗАО Бландов плевал на закон Колчак более 2-х часов назад
Re: Следователь СК СЗАО Бландов плевал на закон Сергей бронс более 2-х часов назад
Re: Следователь СК СЗАО Бландов плевал на закон Сергей бронс более 2-х часов назад
Re: Следователь СК СЗАО Бландов плевал на закон Сергей бронс более 2-х часов назад
Re: Следователь СК СЗАО Бландов плевал на закон Салават ю более 2-х часов назад
Следователь СК СЗАО Бландов плевал на закон Право77 более 2-х часов назад
Re: Особые Меры Следователя СК Бландова Промитей более 4-х часов назад
Re (2): Особые Меры Следователя СК Бландова Фролов семен более 7 часов назад
Re: Особые Меры Следователя СК Бландова Сергей митрофанов более суток назад
Re (3): Особые Меры Следователя СК Бландова Вангогггг более суток назад
Re: Особые Меры Следователя СК Бландова За россию более суток назад
Re: Особые Меры Следователя СК Бландова Право77 более суток назад
Re (2): Особые Меры Следователя СК Бландова Григорий Мельников более суток назад
Из бога делать дебила И каждый день его распинать Григорий Мельников более суток назад
Re: Особые Меры Следователя СК Бландова Сергей малютин более суток назад
Drudge Report Рейтинг@Mail.ru

Compromat.Ru ® — зарегистрированный товарный знак. Св. №319929. 18+. compromat2net@gmail.com