Компромат.Ru ® Форум

Читают с 1999 года

Весь сор в одной избе

Библиотека компромата

Выходной у губернатора Чиркунова

Автор: Смешно, опубликовано: 13.10.2006 в 07:33

Выходной у губернатора
Рубрика: Прямая речь
Автор: Е.Пермяков, О.Чиркунов
Размещено: 12.10.06
Телекомпания «Рифей-Пермь» представляет
«Выходной у губернатора»
Олег Чиркунов, губернатор Пермского края
П-Евгений Пермяков.
Ч-Олег Чиркунов
П: Одна из целей. Приоритетных целей, которую вы поставили перед собой, придя к власти – это безопасность населения. Потрачено много денег. Система видеонаблюдения устанавливается в городе. Над городом летает этот самый – аэростат. Недавно. Извините, я увидел, как по городу друг за другом едут две милицейские машины под названием Volkswagen Tuareg. Раскрашенные. Что-то вроде «Милиция общественной безопасности». То есть деньги – потрачены. Результат, насколько я понимаю, пока не получен. Потому, что кривая преступности пресловутая. Растет. Может, что-то в консерватории поменять, я не знаю?
Ч: Давайте начнем с Фольксвагенов Туарег. Начнем с того, что они куплены были еще до меня. Понимаете? А не по этой программе.
П: Ну, вот я, как налогоплательщик был возмущен, увидев эти машины на улицах нашего города.
Ч: Я, на самом деле – нет. Хотя бы потому, что вы не знаете – за какие деньги они куплены. А допустим, на секунду, что эти машины пришли за счет федерального бюджета. Что дальше? Мы будем возражать против того, что федерация нам поставила два Фольксвагена Туарег?
П: Вообще, мои налоги идут не только в Пермский край! Но и в федерацию! Я – все равно возмущен.
Ч: Замечательно! Пусть они уйдут в Москву. Хи-хи-хи. Вам от этого будет проще. Нет. На самом деле. Это. Это. Точно – машины приобретенные раньше. Э-э-э. И не в этом проблема. Значит. Есть проблема преступности. Кстати, говоря по формальному принципу, я хочу вам сказать, что мы можем там поманипулировать общественным мнением. И рассказать им, что в этом году мы – чуть ли не лучшие. В округе. У нас темпы роста преступности сократились существенно. Могу поставить точку. Могу продолжить. Что, если быть честным, то это происходит всегда. Когда достигнут огромный уровень потом тенденция замедляется. Нас сейчас просто соседи начинают догонять. Там! Караул! Что творится там. В Самаре. Мне на одном из совещаний пришлось защищать губернатора Титова, поскольку на него там просто. Это там танком наехали: «Что у тебя происходит с преступностью? Вон – в Пермском крае все как классно. А у тебя – просто жуть». Я говорю: «Коллеги, ну, давайте понимать одну простую вещь. У него уровень преступности был низким. Он начал нас догонять. У нас сегодня – огромный. Мы растем не такими темпами. Да? Поэтому, у нас формально показатели другие». Но. В чем проблема? Мы, действительно, плохо работаем по. По преступности. Очень плохо. Вопрос даже не в выделении денег. Как развивалась ситуация? Очень долгое время силовые структуры были выведены из-под управления краевых властей. Только летом этого года был Указ президента, который позволяет в какой-то мере координировать эту деятельность. А они уже привыкли быть независимыми. То есть они краевым властям де-факто в оперативной деятельности не подчинялись. А министерство было далеко. И я считаю, что, в общем, системы борьбы с преступностью эффективной не существовало. И не существует до сегодняшнего дня. Мы только начинаем выстраивать эту систему. Я считаю, что пока мы сделали очень мало. И вопрос там не это. Не в аэростате. Людей же всегда раздражает что-то новое, что появилось. Причем, не факт, что все новое правильно. Это – да. Но можно ничего не делать. Тогда и критиковать будет не за что. Обратите внимание, там, где мы ничего не делаем, нас ни за что не критикуют. Как только что-то мы сделали – поднимается во-о-ой. Ну, Бог с ним. Итак. Вопрос не в том, что что-то. Что мы зря делаем что-то новое. Я думаю, что мы должны это новое делать. Даже, если когда-то это станет неэффективным. Значит, мы поймем, где ошибка. Нам систему надо создавать. И мы будем. Будем. Этим серьезно заниматься. Мы сейчас создаем в структуре правительства достаточно, я считаю, сильные, профессиональные министерства. Какового не было. У нас был отдел по взаимодействию с правоохранительными органами. Переводим. Следующим образом. Что это такое? Это – давайте взаимодействовать, чтобы не мешать жить друг другу. Сегодня мы говорим о том, что мы берем на себя ответственность за уровень преступности. Мы будем контролировать каждый шаг милиции общественной безопасности. Мы будем контролировать правильность расходования денег. И поверьте мне, вы не представляете, насколько все плохо с точки зрения расходования наших областных денег и с точки зрения эффективности. Вы – не представляете! И это не связано с аэростатом. Может оказаться, что аэростат этот самый эффективный еще. Из всего этого. Я хочу вам сказать, что там любой ценой, но тематику наркомании и уличной преступности я – решу! Просто продавлю. Вот та энергетика, которая есть. И за которую меня порой ругают – я её постепенно направлю в том направлении. И я убежден, что я решу эту проблему. Вот личностно решу. Заставлю. Сменю руководителей. Там, где это смогу сделать. Но эту проблему – мы решим. К сожалению, очень большую часть энергетики сегодня отнимает вот эта самая внутренняя возня. Сегодня милиция гораздо более озабочена. К сожалению, что же у неё внутри-то произошло? В том числе с тем же самым «Делом Гринберга». Они же сейчас вынуждены признать, что их люди – милиция! – работает на частные структуры и сливает туда информацию. Дак, какая борьба-то с преступностью? Им надо разобраться, а кто у них – «свой», а кто – «чужой». Кто работает на милицию? А кто работает на бандитов? И до тех пор, пока они не разберутся – они так и будут работать друг против друга. У них будут другие цели. Вот. Им надо — очиститься. Им надо понять, что они там – единая команда, которая работает на благо края. Пока такого – нет.
П: Меня интересует ситуация, которая сложилась сейчас вокруг охранного предприятия «Альфа». Формально – все верно. Там проходят обыски. Выемки документов. Возбуждено уголовное дело. То есть, вроде бы не придерешься. Но. При этом есть такая маленькая деталь. Э-э-э. Предприятие и его владелец издают газету, которая считается у нас в Перми одной из наиболее непримиримых по отношению к вам лично. И к вашей администрации. И поэтому возникновение вот этого уголовного дела как-то очень кстати, понимаете? Вот. Власть, как нам кажется, долго думала, как решить эту проблему? И тут вдруг так все удачно получилось. Вот вам – мешает «Пермский обозреватель»?
Ч: Понимаете, ведь вопрос в одном. С точки зрения электоральной. Такие, как они – должны существовать. В чем-то они нам помогают. Они уже дошли до такого абсурда, что в общем, ну, забирают на себя определенную часть населения, которым нужны эти жареные факты. Ну, и пусть они – читают. Пусть это будет той самой «желтой» прессой, которая ведь отчасти решает проблемку простую. Она – снимает напряжение. Людям надо на что-то злиться. Вот. Им дают — эта вещь. Они. Они там это перетирают. Это. О чем-то говорят. Обидно ли читать? Вот этот маразм! Ну, во-первых, стараюсь не читать. Иногда, тем не менее, мне на стол какие-то статьи попадают. Ну, просто порой обидно за население, которому, ну, настолько промывают мозги. Если там какая-то правда? Наверно, где-то эта правда по крупицам – есть. Есть. Но вы сами оцените. Вы-то в состоянии читать эту газету? Вот вы! В состоянии читать эту газету?
П: Я читаю газету «Коммерсантъ»
Ч: А я читаю газету «Ведомости». Это уже разные механизмы
П: Да
Ч: Вот. Итак. Хорошо или плохо это для края? Такая. Существование такой газеты. Ну, я согласен с вами. Может быть. Действительно, это должен решить тираж газеты. Но самое главное, что мы должны понимать. Это – не свободное средство массовой информации. Для меня вопрос скорее другой. Как мы относимся к тому, что произошло, действительно, это сращение. Сращивание. Средство массовой информации и охранная структура. Охранная структура, которая занимается сбором информации на жителей города Перми. Направьте в прокуратуру запрос и поинтересуйтесь – а на вас-то лично есть там какие-то материалы?
П: Вы, знаете, мне кажется ,что я лично там никому не интересен
Ч: А вам интересно? Есть или нет? Эти информация. Эта информация о вас. Поинтересуйтесь. Вам будет, приятно
П: Нет
Ч: Если за вами следили
П: Я буду – в ярости
Ч: Ни один человек не хочет, чтоб о нем знали много. Знаете? А здесь происходит нарушение. То, что уже там известно в рамках уголовных дел. Людей приглашают сейчас в прокуратуру. И предлагают им ознакомиться с той информацией, которая на них есть. Это – единственный цивилизованный способ как-то разрулить эту проблему. Вот вам – средство массовой информации. Что сделать силовым органам? Сказать: «Уважаемые господа, ну, вот, поскольку, на ряду с охранным агентством у вас есть еще средство массовой информации – продолжайте этим заниматься». Или что? Предложите вариант. Выйдите в публичную сферу. В газетах обсудите варианты, как общество должно прореагировать на этот факт. Нет. Можно, конечно, исходить из того, кому это выгодно? А губернатору выгодно, что сегодня. Что сегодня происходит этот процесс? Выгодно? В первое. В первую очередь – выгодно потому, что все остальные охранные агентства задумаются по поводу того, а надо ли шпионить и следить за гражданами. А не придут ли завтра к ним? И не привлекут ли их к ответственности. Выгодно. Выгодно и показать, что есть на самом деле э-э-э эта группа предприятий. И какими морально-нравственными принципами они руководствуются. Ведь начиналось все там по-простому, наверное. Там. Сначала – за женами следили. Потом – за мужьями по заказу жен. Я – предполагаю. А потом перешли какие-то границы. В принципе, начали собирать информацию о всех. Это же как здорово. Сидеть у себя в кабинетике и считать себя Властелином мира. Что будем делать с такими средствами массовой информации?
П: Ха-ха
Ч: И потом. Кто сказал, что это – про средство массовой информации, а не про. Не про охранное агентство?
П: Да. Это про охранное агентство. Я согласен. Опять же. Говорю. Просто все как-то очень удачно совпало. Так кажется со стороны. Хорошо.
Ч: Это. Это – туда
П: Давайте
Ч: Это – туда
П: Это туда
Ч: Только господь Бог может сказать, где и что происходит, когда. Что такое средство массовой информации? На мой взгляд. То есть эти средства массовой информации – это штуковина, которая позволяет свободно распространяться информации. Это – так?
П: Да. Безусловно.
Ч: А кто формирует эту информацию?
П: Вы знаете, мне кажется, что в идеале существует. Как было какое-то время назад в России. Теперь, к сожалению, об этом мы говорим в прошедшем времени. Я, как взрослый, вменяемый, совершеннолетний человек открываю газету или включаю телеканал — должен получить весь спектр мнений по данному вопросу. И вы знаете, приведу очень короткий пример. Великобритании. На Би-Би-Си существует такой закон, что во время выборов, если ты дал высказаться одному из кандидатов по поводу защиты птиц — это значит, что все остальные кандидаты точно так же имеют право высказаться по поводу, значит, защиты прав животных. В нашей стране, как мне кажется, ситуация сейчас меняется. То есть те, кто имеет доступ к контролю над средствами массовой информации, они посвятили эти СМИ себе – любимым. Не допуская в них оппонентов. Вы согласны с этим?
Ч: Согласен. Согласен. Только, давайте с другой стороны зайдем. И щас вернемся к этому. Вот про средства массовой информации. Вы же щас говорите о чем? Есть средство массовой информации и оно дает равный доступ всех. До. К информационным каналам. Назовите мне хоть одно средство массовой информации сегодня. Пермское. В чистоте. Рассчитанное на массового потребителя, которое является просто каналом. Все они. Я даже не говорю про. Про то, что за ними кто-то стоит. Вопрос – в другом. Все они пытаются еще формировать общественное мнение. И тем самым становятся не средством массовой информа-ци-и, а инструментом политическим. Раз уж ссылаемся там на Би-Би-Си. Давайте, сошлемся. Как бы это не нравилось пермским журналистам. На там. На Кодекс этических норм журналиста Соединенных Штатов Америки. Первое. Самое. Самое. Что. Как бы вот, понимаете, значимое и важное, на мой взгляд. Журналисты говорят: «Закон – первая поправка в Конституции Соединенных Штатов — предоставила нам исключительные права. Она дала нам свободу. Это значит, мы должны определить нормы и правила, которыми мы следуем. Потому, что, если мы сами, как сообщество журналистов не определим – мы выйдем за границы. И этой поправки – не будет. Я вольно толкую первую поправку Конституции Соединенных Штатов. Вольно. Но суть – эта. На мой взгляд.
П: Я не
Ч: И. Секунду. И они начинают формулировать. А что они считают. И самое главное. Мы – информируем. Вот это – основной принцип. Мы – информируем. Мы можем рассказать о мнении любого человека. Но как только мы излагаем свое собственное мнение – мы однозначно информируем читателя о том, что это – наше собственное мнение. Вот я – журналист такой-то считаю, что так. И чем меньше я буду излагать своего собственного мнения, а буду излагать мнения самых разных людей – тем больше я буду средством массовой информации. Как только я начинаю. Это – мое представление. Я могу ошибаться. Как только я начинаю излагать свое собственное мнение – я уже не средство массовой информации. Я – точно такая же сторона в споре. Чем вы занимаетесь-то? Факт. Вы вот эту свободу средств массовой информации продаете в оптом и в розницу. Пытаясь лично. Не лично. Как вот. Как само средство массовой информации. Манипулировать общественным мнением. Достигая несколько целей. Первая. Самая частая и самая эффективная. Просто заработать на этом деньги. Просто заработать на том, что вы манипулируете общественным мнением. После этого вы можете претендовать на свободу? Не можете! Вторая. Вторая тематика. А-а-а. Наиболее там. Э-э-э. Часто встречающаяся. Это – попытка свою позицию средства массовой информации сделать всеобъемлющей. Так это – такое же давление, как давление власти. Одинаково страшно. Когда власть давит на население. С какой-то позицией. Или когда средство массовой информации давит. Ни тот, ни другой не имеет права это делать. Понимаете?
П: Позвольте, ну, здесь я все-таки с вами не соглашусь. Институт коломнистов, институт обозревателей, институт журналистов, которые являются уважаемыми людьми в сообществе и в стране. И имеют право высказать
Ч: А-а-а
П: Свою точку зрения на проблему
Ч: А классно. Классно
П: Он – был всегда. И он должен быть
Ч: И должен быть. Но это – отдельно. Вот – информационная журналистика. Да? А вот – те люди, чье мнение интересно сообществу. Тут. Кстати, стоит задуматься, над тем. А кто решил, что они уважаемые? Они сами?
П: Ну, вообще, в идеале
Ч: Вот. Очень часто это – так, да?
П: Вы. Нет. В идеальном обществе э-э-э. В идеальном обществе э-э-э. Все решается очень просто. Рейтингом и объемом продаж.
Ч: М-м-м. Дак. Э-э-э. Сложность. Именно по этому «желтая» пресса и продается порой
П: Согласен
Ч: Бо. Большем объеме, че. И вот давайте, здесь разделим эти вещи. Да? Дак нет. Это – нормально. Почему это вас расстраивает? Должна быть. Существовать
П: Меня расстраивает нынешнее положение прессы в России
Ч: И меня тоже! Значит, вот сюда. Должна существовать свободная, независимая, демократическая пресса, которая руководствуется определенными принципами. И которая четко их соблюдает. Я – не продаюсь. Я – информирую читателя. Я не объединяю информационные материалы с аналитическими. Я не лезу в частную жизнь граждан. Вот не лезу. Не имею права. Вот это – я. Я – свободная пресса. И совершенно отдельно. Имеет право на существование «желтая» пресса. Которая говорит: «Моя задача – просто на вас на всех. На идиотах. Деньги заработать. Я буду писать то, что вы хотите. Вы хотите кровь – я напишу про кровь. Вы хотите насилие – я напишу про насилие. Вы хотите, что бы я написал, что все кругом идиоты – напишу, что все кругом идиоты. Я – такая пресса. Я деньги на этом зарабатываю. И я на этом существую»
П: Хорошо.
Ч: Но. Все должны иметь возможность различить. То. И другое.
П: Олег Анатольевич, то, о чем мы с вами говорим, на самом деле, как господин Журден, который дожил до пятидесяти лет и не знал, что он говорит прозой. Все это давно существует в мире. Есть Великобритания, где газета «Сан». На обложке всегда – голая женщина. А сообщения о том, что, я не знаю. В Израиле, пятнадцать человек погибли от рук террористов – на предпоследней странице. И существует газета «Дейли телеграф». Тираж которой примерно в пятнадцать раз меньше, чем у газеты «Сан», но. Они обе существуют. И когда люди хотят, э-э-э остренького – они берут «Сан», когда они хотят получить информацию – имеют «Дейли телеграф». У нас – все смешалось. Правильно?
Ч: По чьей вине?
П: По вине журналистов?
Ч: Ох. Не правильно я задал вопрос. Действительно. Сразу виноватого искать – чисто русская традиция. Я. Вот. Вот. Секунду. На один шаг назад. Чего бы хотелось. Чтобы это – было разведено. Да?
П: В любой цивилизованной стране это — разведено
Ч: И мы говорим о том, что как только власть пытается оказать влияние на средства массовой информации, которое является средством массовой информации, которое информирует людей. Да? Не то, которое манипулирует ими. Про разницу мы уже поговорили: информировать людей. Все общество должно восставать и говорить: «Стойте! Руки – прочь. Это – должно быть независимо». Но как только «желтая» пресса, перейдя какие-то границы и публикуя материалы ради того, чтобы продать себя, переходит какие-то грани! И та же власть или её конкуренты начинают эту «желтую» прессу мочить. Общество должно говорить: «Слушайте, ну вы играете в эту игру – играйте дальше. Вы вышли не в шахматы играть. Вы – на боксерский ринг вышли».
Автор и ведущий – Евгений Пермяков
Режиссер – Игорь Южанинов
Операторы: Алексей Шкляр, Александр Хробостов
Монтаж – Андрей Агеев
Графика – Юрий Корелин
Звукорежиссер – Анатолий Наумов
Телекомпания – «Рифей-Пермь», 2006 год

Комментарии (1) , последний более 15 лет назад [Ответить]


Re: Выходной у губернатора Чиркунова

Автор: Смешно , опубликовано: 13.10.2006 в 07:34

Комментарии (0) [Ответить]

Последние сообщения

sereinsand sereinsand более суток назад
Для Украины взрывы в городе "Саки" - возможность показать несуществующие "военные достижения" Новалист более недели назад
Россия запросила заседание Совбеза ООН из-за ударов Киева по Запорожской АЭС Новалист более недели назад
Выявили мошенническую схему в департаменте транспорта Москвы на 150 млн. mr.inkognito.777 более недели назад
"Европа должна благодарить Турцию". О чем договорились Путин и Эрдоган Новалист более недели назад
Стало известно, во что могут переделать «Азовсталь» в Мариуполе Новалист более 2-х недель назад
Путин оценил работу российских десантников в спецоперации Новалист более 2-х недель назад
только 2 (ДВЕ) таблички и выпускающий редактор который их поставит решат вопрос Актуале более 2-х недель назад
Хорошая статья о хорошем человека Ghbvjhtw2022 более 3-х недель назад
Станет ли Молдавия Украиной 2.0? miruku более 3-х недель назад
Немного интересного о Приморском крае из публикаций... В. Мохнатый более месяца назад
Кожемяко, Приморье, Украина, ООПТ «Тавричанский лиман». Тимур Акакиевич Пересветов более месяца назад
Оренбургская администрация нашла способ воровать не строя дорог КомпроматЛикс более месяца назад
Странности экономической политики России в период проведения спецоперации. Или как распродается Дальний Восток. В. Мохнатый более месяца назад
Консультанты по недвижимости из «Рентон-Ярд» Солодкова и Ко — пособники антироссийских санкций? Сабина Молоткова более месяца назад
Бизнесмены Калининграда выступили в поддержку ВСУ minteret более 2-х месяцев назад
Обманник 24ATM scam zombie более 2-х месяцев назад
Re: Сколько стоит крыша генерала Росгвардии? Сергей Веселов более 4-х месяцев назад
Чиновники против коренных... Серж Шушкевич более 4-х месяцев назад
Пока не поздно Иван Новалист Париж более 4-х месяцев назад
Drudge Report Рейтинг@Mail.ru